Сегодня: Понедельник, 23 октября 2017г.     
 
Новости
Sakhalin Banner Exchange
Sakhalin Banner Exchange
Sakhalin Banner Exchange
 
"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
[] []

«Маленькие» хитрости большой военной политики Японии


В настоящее время Северо-восточная Азия (СВА) имеет огромное значение для России. Это регион будущего, в котором уже сосредоточено 55 % валового продукта мира, а на долю мирового товарооборота приходится 60 %. Поэтому для России особенно важно, чтобы СВА сохраняла стабильное положение. Однако современная обстановка в Азиатско-тихоокеанском регионе (АТР) характеризуется состоянием хрупкого равновесия, поскольку имеются предпосылки как для закрепления стабильности, так и для проявления конфликтности.

Причина данной ситуации заключается в социально-экономической и политической неоднородности составляющих регион государств и региональной многополярности. Из-за опасений, что после распада СССР, «вакуум силы» может быть заполнен Китаем, Японией или Индией, в регионе порожден феномен локальной гонки вооружений.

Анализ последних шагов в области обороны Японии позволяет сделать вывод о том, что официальный Токио, уделяя серьезное внимание «оборонной» политике, стремится практически задействовать накопленный к настоящему времени военно-политический потенциал в рамках стратегической установки на повышение своего статуса в АТР и за его пределами.

Японцы уже не скрывают своих намерений привести военно-политическую роль страны восходящего солнца в мире в соответствие с их экономической и технологической мощью. Япония все более настойчиво претендуют на расширение своего участия в решении международных проблем как глобального, так и локального характера. Отчетливо наметилась тенденция на пересмотр конституции страны, основной целью которой является не допустить возрождение японского милитаризма. Известная статья 9 Основного закона отвечала устремлениям послевоенной Японии закрепить за собой имидж страны, заслуживающей международного доверия, и преодолению негативного отношения к ней стран, ставших жертвами ее агрессивной и колониальной политики.

Однако в годы «холодной» войны Япония, несмотря на конституционные ограничения, создала собственные вооруженные силы, именуемые «силами самообороны».

Споры вокруг пересмотра конституции и отмены статьи 9 активизировались в 90-е годы. Однако пацифистские настроения в японском обществе остаются довольно популярными. Кроме того, открыто начать гонку вооружений Токио не может и из-за памяти соседних стран о зверствах японских агрессоров на оккупированных территориях во время второй мировой войны. Поэтому необходимы «маленькие» хитрости, чтобы прикрыть свои милитаристские устремления. Примеров такой политики имеется немало. Однако что стоит у истоков желания Японии иметь боеспособные вооруженные силы и право на активную оборону именно сейчас? Ответ можно найти в книге «Дипломатические комментарии» известного японского дипломата Кикудзиро Исии, который начал свою карьеру еще в 1890 году. Он утверждал, что «две опасности в течение веков постоянно угрожали стране: с севера – айну, то есть северная угроза и корейская опасность. Территория Кореи являлась районом, через который шло движение против Японии, угрожавшее самому существованию империи. По традиции считается, что эти две опасности угрожают Японии, и мысль о них проникла до мозга костей японского народа».

К. Исии считал, что «оборона империи представляется важнейшей задачей Японии». Для противостояния внешнему агрессору необходимо вести активные действия с целью упреждения нападения на японские острова, поэтому можно осуществлять «грандиозные завоевательные планы».

Японский полководец Хидейоси (1536 – 1598) одним из первых попытался оградить Японию от «корейской» опасности, методом захвата и подчинения Кореи, Формозы (Тайвань) и Филиппин.

После революции Мэйдзи в 1868 году японское правительство начало вынашивать планы по созданию дальних рубежей за пределами японских островов. По мнению К. Исии, угроза с севера была в какой-то мере ликвидирована в 1905 г., когда по Портсмутскому мирному договору с Россией Япония получила южный Сахалин, тем самым был «укреплен северный рубеж обороны».

Корея была аннексирована в 1910 г. и тем самым была «решена проблема проникновения» агрессора через Корейский полуостров в японскую метрополию. Корея всегда считалась ключом к безопасности Японии.

В сферу интересов Японии попал и Китай. После японо-китайской войны 1894 - 1895 гг. на территории Китая иностранные державы получили возможность создать свои базы на территории Поднебесной. Япония усмотрела в этом угрозу для себя. К Исии писал: «Теперь линия обороны в Корее стала недостаточной. Для того чтобы предохранить страну от новых опасностей требовались дополнительные меры предосторожности. И нельзя было найти лучшей гарантии, чем территориальная целостность близлежащего Китая. Как зубы страдали бы от холода без губ, так же Японию ожидала бы трагическая судьба, если бы территория Китая была потеряна». Это было оправданием агрессии японской империи против Поднебесной в 30-х г. XX столетия.

Из приведенных выше нескольких примеров видно как Япония на протяжении своей истории всегда пыталась найти оправдание своим агрессивным замыслам, маскируя их под различные идеи.

Изменилась ли политика официального Токио в настоящее время? В своей основе нет, но она стала более гибкой и учитывает современную политическую ситуацию. Конечно, проводить открыто политику, направленную на воссоздание «дальних рубежей» обороны на современном этапе не представляется возможным. Кроме того, антивоенные настроения в современном японском обществе сильны, а сдерживанию агрессивных намерений способствует статья 9 японской конституции.

Однако распад СССР и однополярный мир в лице диктата США развязывает руки официальному Токио в наращивании своих военно-политических возможностей на мировой арене. Однако главным препятствием на пути расширения своей мощи японское руководство видит в статье 9.

Конечно, для оправдания своей военной политики японцам необходима внешняя угроза. И она нашлась в лице КНДР. Используя в качестве предлога испытательные пуски ракет, проведенные северными корейцами, японское правительство форсировало политику перевооружения средств ПВО Японии. В январе этого года управление национальной обороны было преобразовано в министерство обороны, в составе «сил самообороны» появились силы быстрого реагирования, ВВС получили самолеты-заправщики КС 767, благодаря которым увеличилась зона применения истребительной авиации, в состав ВМС введены новейшие корабли системы «Иджис». Кроме того, японские военнослужащие получают боевой опыт в Ираке, а также активно участвуют в миротворческих операциях по линии ООН и т.д.

Правящая элита Японии говорит о миролюбивости своей военной политики, постоянно подчеркивая, что расходы на оборону из года в год сокращаются, уменьшается численность военнослужащих и т.д. Например, что касается сокращения численности сухопутных войск со 180 тыс. до 150 тыс. чел., то это всего лишь приведение их в соответствие с реальной цифрой имеющихся в штате военнослужащих. На протяжении многих лет недокомплект личного состава в сухопутных подразделениях сил самообороны составлял именно 30 тыс. чел. Они и были официально сокращены.

Другой пример. Расходы на оборону не превышают 1 % от ВВП Японии. Однако, этих средств хватает на содержание боеспособной армии, которыми являются силы самообороны. Япония входит в первую мировую пятерку по расходам на вооруженные силы, уступая лишь США и Великобритании, но опережая Францию и Германию. Это данные из «Белой книги самообороны» за 2010 г. По военной мощи своих ВС Япония занимает шесте место в АТР пропустив вперед США, Китай, Индию, Россию и Ю.Корею.

Учебно-боевая подготовка может иметь эффект только тогда, когда можно проверить все на практике. Конституция запрещает участие японских военнослужащих в боевых действиях вне пределов японской территории. Однако это не послужило препятствием для командования сил самообороны. Япония активно подключилась к миротворческим операциям по линии ООН, а также постоянно откликается на просьбы своего стратегического союзника в лице США оказать американским военным материально-техническую помощь в зоне Персидского залива.

Следует сказать, что военный бюджет на следующий финансовый год планируется также сократить. О чем было громко заявлено в СМИ. Однако здесь существует важный нюанс – в бюджете отсутствовала статья о закупке в 2009 ф.г. основного боевого танка (ОБТ) Т-90, который будет сниматься с вооружения СВ сил самообороны ввиду большого веса. В настоящее время разработана опытная модель нового ОБТ, который начнет поступать в войска через несколько лет. А пока перерыв в поставках этого вида боевой техники можно использовать в пропагандистских целях.

Японцы упорно доказывают российской стороне, что они значительно сократили количество учений вблизи границ РФ. Однако, японо-американское командование пошло по пути объединения мелких тактических учений в крупные. Например, ежегодное национальное учение «Особые маневры на севере» на Хоккайдо было трансформировано в «Особые маневры по перемещению». Эти маневры объединили менее масштабные и превратились в единое крупное мероприятие сил самообороны с подключением к ним на разных этапах морской пехоты США, дислоцирующейся на Окинаве.

Японское руководство с настороженностью относится к быстрому военному укреплению Китая. Вместе с тем, официальный Токио испытывает беспокойство в связи с гипотетической возможностью распада Китая и возникновения на его пространстве многочисленных зон нестабильности и конфликтов, в ходе которых может быть критически ослаблен или полностью утрачен централизованный контроль над оружием массового уничтожения. Здесь прослеживается связь временных внешнеполитических задач и традиций, о которых писал в свое время К. Исии.

Таким образом, в настоящее время военно-политическое руководство Японии прилагает усилия оправдать перед общественностью модернизацию своих вооруженных сил.

Беспрецедентная по глубокому пацифистскому духу и содержанию 9 статья принесла очевидную пользу и Японии, и японскому народу. Следуя ее положению (хоть и не всегда) японцы смогли удержаться в течении продолжительного периода от прямого ввязывания в конфликты. Это способствовало ускоренному развитию экономики, помогало формировать имидж мирного, заслуживающего доверия государства, который был необходим для укрепления доверия с соседями.

Однако, после того, как 18 марта 2008 года официальный Токио признал односторонне провозглашенную независимость Косово, у россиян и азиатского сообщества нет полной уверенности в том, что политическая элита будет и дальше придерживаться международного права. А для того, чтобы его нарушать, необходимы весомые аргументы своей правоты, одним из которых и является военная сила.

Глеба Г.В., директор Центра современных исследований стран СВА Сах ГУ

29 апреля 2010г.
[] []
Вернуться назад

"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
Copyright © 1998-2005 СИАА | Developed by Сопка.NET   
Хостинг RU-CENTER на www.nic.ru   

Asia Banner Network (Русская сеть)