Сегодня: Понедельник, 24 июля 2017г.     
 
Новости
Sakhalin Banner Exchange
Sakhalin Banner Exchange
Sakhalin Banner Exchange
 
"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
[] []

Расширение НАТО на Восток и российско-китайские отношения


10-11 октября в Южно-Сахалинске прошла первая российско-китайская конференция «Российско-китайское сотрудничество в Северо-Восточной Азии: к устойчивому развитию и взаимному процветанию», в которой приняли участие представители политических и общественных кругов Сахалинской области и Китая. По мнению местных обозревателей, по своему содержанию этот симпозиум может заменить ежегодный российско-японский «Сахалинский форум». Определенная договоренность между российской и китайской сторонами о проведении каждый год конференций поочередно в Южно-Сахалинске и Пекине достигнута. Ниже мы представляем некоторые доклады, имевшие большой резонанс среди участников симпозиума и широко комментировавшиеся сахалинскими СМИ.

В декабре 1978 года на III пленуме ЦК КПК 11-го созыва Дэн Сяопин заявил, что у страны нет другой проблемы и другой задачи, кроме экономического развития. Насколько Китай преуспел в решении этой задачи, хорошо известно: 30 лет роста со среднегодовыми темпами 9%; страна, которая в начале этого пути с трудом могла прокормить рисом собственное население, стала второй в мире после США промышленной державой.

Все это время Китай твердо придерживался принципа не делать ничего, что могло бы навредить стратегии роста, и в первую очередь не ссориться с США. Поэтому Китай не голосовал против американских резолюций в Совете безопасности ООН и держал, как правило, свое мнение при себе, когда оно могло бы пойти вразрез с позицией и действиями Вашингтона. До самого недавнего времени этот же подход достаточно последовательно применялся в отношениях и с другими, помимо США, странами. Доступ на рынки, к технологиям и инвестициям был и все еще остается главным приоритетом китайской внешней политики, и к этому все успели привыкнуть.

Фактически вслух от заветов Дэна никто не отказывался. Напротив, китайские лидеры и эксперты постоянно говорят об одном: что цели КНР сугубо меркантильные и страна полностью сконцентрирована на поддержании экономического роста и решении своих многочисленных проблем. «Мощь Китая впечатляет, но не обращайте слишком много внимания и уж конечно не бойтесь: нам не до войн». На уровне идеологии эта риторика выражается в концепции «гармоничного мира», согласно которой Китаю для продолжения модернизации требуется стабильное и процветающее окружение, а продвигать свои интересы он намерен с помощью международных институтов: ООН, Всемирного банка, МВФ и других. Однако на практике Китай вовлечен в разные конфликтные ситуации: территориальные проблемы, урегулирование на Корейском полуострове и т.д.

Уже сегодня Китаю требуется около четверти всего железа, стали и алюминия, производимого в мире, он потребляет примерно 10% мировой добычи нефти - вторая позиция после США. Китай колоссальным образом зависит от поставок минеральных ресурсов извне и многое делает, чтобы эти поставки гарантировать: с Ближнего Востока, из Африки, России и любых стран и регионов, где только возможно. И тем лучше, чем более обширен и диверсифицирован список поставщиков. Три главных поставщика нефти в Китай - Саудовская Аравия, Ангола и Иран. А кроме этих стран: Чад, Индонезия, Казахстан, Нигерия, Судан и прочие. В прошлом году Китай инвестировал 10 млрд долларов в Petrobras, одну из крупнейших в мире нефтяных компаний, и застолбил, таким образом, свои интересы в бразильской нефтедобыче. Это лишь одна из примерно 20 стран, где Пекин инвестирует в нефть. Что касается Африки, влияние КНР на континенте, по мнению ряда наблюдателей, превосходит американское - благодаря дипломатии, инвестициям и участии китайских компаний в строительстве массы промышленных и инфраструктурных объектов.

Кроме того, в начале октября стало известно, что канадская нефтегазовая корпорация Daylight Energy готовится к продаже актива китайской Sinopec Group. Оглашена даже сумма предстоящей сделки, она составит 2,2 млрд долларов.

В настоящее время сделка проходит согласование у акционеров Daylight. Ожидается, что она будет одобрена и закрыта до конца 2011 года.

Основной специализацией Daylight Energy является разработка нефтегазовых месторождений на континентальном шельфе Британской Колумбии. Эксперты отмечают, что Китай активизировался в вопросах поглощения нефтегазовых компаний в Канаде. Так, в июле текущего года Cnooc Ltd купила Opti Canada. Сумма сделки составила 34 млн долларов. Примечательно, что покупатель (китайская корпорация) заявила, что выплатит все долги канадской компании, которые составляли ни много ни мало 2 млрд долларов. Таким образом, общая сумма, затраченная Китаем на скупку активов в Канаде, уже превысила 5 млрд долларов.

По словам аналитика Sanford C.Bernstein & Co. Нейла Бевериджа, Sinopec активно покупает богатые нефтью и газом земли, так как планирует развивать активы и поставлять сырье на экспорт в Тихоокеанский регион.

Такая ситуация на мировом рынке добычи углеводородов рано или поздно приведет к столкновению интересов Китая и НАТО

Сейчас стало вполне очевидно, что расширение НАТО на Восток не отвечает стратегическим интересам ни России, ни Китая, как на региональном, так и на глобальном уровне. Вместе с тем, для широкого взаимодействия по этой проблеме существует некоторые объективные трудности.

Прежде всего, здесь играет географический фактор. Если для России расширение НАТО несет непосредственную угрозу ее границам, то для КНР вступление тех же прибалтийских стран в альянс не затрагивает жизненоважные интересы. В 90-х годах прошлого века в Пекине активно следили за попытками развития сотрудничества Москвы с Североатлантическим альянсом. Поскольку от характера и активности «особых» отношений Кремля с Брюсселем в значительной степени зависело место и роль Пекина в мировом раскладе сил.

Ситуацию отношений России с НАТО можно назвать достаточно двусмысленной или «ситуацией борьбы и сотрудничества». Несмотря на получение горьких уроков от НАТО на просторах бывшей Югославии некоторые российские политики все еще уповают на то, что Запад допустит их к реальному участию в международных структурах, основу которых составляют западные державы и где тон задают Соединенные Штаты. Еще раз повторюсь, в свое время Россия проявила полную готовность к сотрудничеству с НАТО во время проведения миротворческих операций в Боснии и Герцеговине, оценивая ее как «модель развертывания подобных операций в будущем».

Однако жесткий подход США к расширению экспансии НАТО к границам России в 90-х годах прошлого столетия, а затем настойчивость в развертывании ПРО в Европе, и опять вблизи российских границ показывают, что Вашингтон по-прежнему не доверяет России, причем это недоверие носит постоянный характер. В таких условиях невелика вероятность тесного альянса России и Запада. Напряженность и игнорирование российских интересов разъедает партнерство и мешает координации действий России и Запада.

Натовская оккупация сербского края Косово и провозглашение там полукриминального «независимого» государства, развал и уничтожение Ирака, убийства мирного населения в Афганистане натовскими солдатами, превращение Ливии в еще один очаг напряженности, т.е. осуществление американской политики так называемого «управляемого хаоса» вынуждает Россию искать союзников, в том числе и на Востоке, что объективно повышает значение Китая в российской политике и делает Москву более заинтересованной в достижении договоренностей с Пекином по всем важным направлениям двусторонних отношений и международной политики.

Примером такого сотрудничества служит урегулирование пограничных споров и выступление единым фронтом в Совете безопасности ООН, в частности по вопросу о санкциях против Сирии. Вплоть до 2010 года стратегическое партнерство России и Китая обуславливалось общей необходимостью противодействия силовой политики извне. Однако каких-либо конкретных форм не упоминалось. Упор делался на том, что партнерство с Китаем позволяло улучшить России общее стратегическое положение, поскольку обеспечивало стабильность на ее многокилометровой границе. Иными словами отпадала необходимость противостояния на два фронта.

Поскольку после окончания «холодной войны» Китай выдвинулся на место главного оппонента США на международной арене. Пекину не приемлема нынешняя организация НАТО в качестве основного инструмента влияния Вашингтона в Европе, и он, как и Россия заинтересован в ограничении американского доминирования в Европе. Здесь следует добавить, что НАТО, в таком варианте, как инструмент разрешения конфликтных ситуаций не эффективен.

Китай и Россия и в настоящее время заинтересованы в том, чтобы НАТО трансформировалось в организацию поддержания мира в Европе, чтобы новая структура безопасности создавалась европейцами без давления США на своих союзников.

Хотя процесс расширения НАТО на Восток пока затрагивает интересы Китая в значительно меньшей степени, а в ряде случаев лишь косвенно, роль этого фактора во внешней политике КНР несомненно будет возрастать, особенно после развертывания американской ПРО в Европе и на японских островах.

Пекин изначально относился крайне настороженно к совместным инициативам Вашингтона и Токио в области ПРО на ТВД. В то же время, российские дипломаты и военные проявляли в данном вопросе определенную сдержанность. Между тем, реализация планов американской администрации по размещению ПРО в Восточной Европе и Японии являются мощным катализатором для сближения интересов России и Китая, поскольку они рассматриваются как составные части американского противоракетного щита глобального масштаба.

В настоящее время Китай способен на региональном уровне противостоять США, в частности, после торпедирования северокорейцами корвета ВМС Южной Кореи вы марте 2010 г. США и Ю.Корея провели 4-х дневные крупномасштабные учения в Японском море. Поначалу планировалось, что они пройдут в Желтом море. Узнав об этих планах, китайская сторона твердо продемонстрировала стремление не допустить этих маневров и провела ракетные стрельбы в запланированном американцами районе учений. Кроме того, через китайские СМИ представители НОАК заявили о недопустимости присутствия ВМС США в районе Желтого моря.

Перемены в поведении Пекина не остались незамеченными. Те его соседи, кто на данный момент не находится под американским «зонтиком», практически одновременно проявили повышенный интерес к закупкам вооружений — и к военному сотрудничеству с США. В июле Штаты предложили свое посредничество в урегулировании конфликтной ситуации в Южно-Китайском море, и все конкуренты КНР отнеслись к инициативе Вашингтона крайне позитивно. Уже в августе США и Вьетнам провели совместные военно-морские маневры. Вскоре после этого Вьетнам предложил Японии начать диалог по вопросам безопасности, а Индонезия проявила настойчивый интерес к развитию партнерства с США в военной сфере.

Чтобы сгладить недоверие соседей - гарантом здесь может выступить Россия.

Ни Россия, ни Китай, даже если бы они действовали сообща, не располагали реальными возможностями остановить расширение НАТО в 90-х. Однако, мы совместно можем затормозить процесс расширения влияния НАТО для того, чтобы выиграть время для стабилизации внутреннего положения в России, а Китаю для наращивания мощи, чтобы вести диалог с Западом на равноправных условиях.

Сотрудничество России с Китаем может стать важнейшим фактором в ограничении рамок экспансии Североатлантического блока, в том числе от политики двойных стандартов и ковбойских методов США решения внутригосударственных конфликтов.

(при подготовке доклада были использованы материалы российских и зарубежных СМИ)

Глеба Г.В., директор Центра изучения современной политики стран СВА СахГУ («СИАА»)

21 октября 2011г.
[] []
Вернуться назад

"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
Copyright © 1998-2005 СИАА | Developed by Сопка.NET   
Хостинг RU-CENTER на www.nic.ru   

Asia Banner Network (Русская сеть)