Сегодня: Понедельник, 27 мая 2019г.     
 
Новости
Аналитика
Новости
Газетные публикации
 
"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
[] []

Р Е К О М Е Н Д А Ц И И ПАРЛАМЕНТСКИХ СЛУШАНИЙ "ЮЖНЫЕ КУРИЛЫ: ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИКИ, ПОЛИТИКИ И БЕЗОПАСНОСТИ"


Направляем Вам для сведения и распространения рекомендации парламентских

слушаний "Южные Курилы: проблемы экономики, политики и безопасности",

проходившие в Москве 18 марта 2002 года.

Депутат, представитель Сахалинской областной Думы на парламентских слушаниях

Сергей Пономарев

Р Е К О М Е Н Д А Ц И И

парламентских слушаний

"Южные Курилы: проблемы экономики, политики и безопасности"

18 марта 2002 года в Москве состоялись открытые парламентские слушания на тему: "Южные Курилы: проблемы экономики, политики и безопасности". Данное мероприятие проводилось Комитетом Государственной Думы по безопасности, Комитетом Государственной Думы по международным делам и Комиссией Государственной Думы по геополитике.

В парламентских слушаниях приняли участие депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации, представители Администрации Президента Российской Федерации, Совета Безопасности Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, федеральных министерств и ведомств, представители органов государственной власти Сахалинской области и местного самоуправления Курильских островов, специализированных научных учреждений, общественных организаций, средств массовой информации.

Участники парламентских слушаний отмечают:

Курильский архипелаг, и в частности южные Курильские острова, имеет исключительно важное значение для России с геополитической, стратегической и экономической точек зрения.

В настоящее время в Курильском и Южно-Курильском районах Сахалинской области на площади 5174 кв. км проживает 15,7 тыс. человек, 650 кв.км являются заповедными землями. На континентальном шельфе этих районов ресурсы углеводородов составляют 1,6-1,8 млрд. тонн условного топлива. Общие ресурсы золота на Курильских островах оцениваются в 1867 тонн, серебра – 9284 тонны, титана – 39,7 млн. тонн, железа – 273 млн. тонн. Имеются парогидротермы, залежи полиметаллических руд, 117 млн. тонн серы. На Итурупе ежегодный вынос с газами редкого металла рения, цена которого дороже золота, составляет 36 тонн, что соответствует его годовому мировому потреблению; в России другой минерально-сырьевой базы рения нет. Совокупно разведанные запасы полезных ископаемых на южных Курилах по мировым ценам на сегодняшний день оцениваются в 45,8 млрд. долларов США.

Общие запасы рыбы и других морепродуктов (возобновляемых биологических ресурсов) в Южно-Курильском рыбопромысловом районе составляют более 5 млн. тонн, а ежегодные общедопустимые уловы около 800 тыс. тонн. Защиту рыбных ресурсов от расхищения в этом районе следует отнести к числу проблем национальной безопасности Российской Федерации. Особую тревогу вызывает контрабандный вывоз в Японию незаконно добытых в двухсотмильной исключительной экономической зоне морских биоресурсов, который растет из года в год.

Социально-экономическая обстановка на Курильских островах остается сложной и напряженной.

Указ Президента Российской Федерации "О социально-экономическом развитии Курильских островов" № 1549 от 8 декабря 1992 года практически не исполняется, так как после его выхода принято большое количество законодательных актов, которые вошли в противоречие с большинством пунктов Указа.

Не ликвидированы последствия произошедшего на южных Курилах в октябре 1994 года сильного землетрясения, прямой ущерб от которого составил 585 млрд. руб. (в ценах 1994 г.).

Правительством Российской Федерации и Федеральным Собранием Российской Федерации уделяется определенное внимание улучшению социально-экономической обстановки на Курилах.

В результате реализации федеральной целевой программы "Социально-экономическое развитие Курильских островов Сахалинской области (1994-2005 годы)" на островах введено свыше 40 объектов в рыбохозяйственном, теплоэнергетическом, транспортном и социально-бытовом комплексах. За последние несколько лет на южных Курилах построены современные рыбоперерабатывающие предприятия, способные ежесуточно перерабатывать свыше 900 тонн сырца в сутки, в результате чего добыча рыбы и морепродуктов возросла в 3 раза, а выпуск продукции – в 5 раз, что позволило создать 1800 новых рабочих мест.

Вместе с тем в 1994-2001 годах на реализацию Программы было выделено всего 17 % от предусмотренного объема бюджетных средств. До сих пор не применяются современные экономические механизмы, способствующие эффективной реализации программных мероприятий, и прежде всего в рыбохозяйственном комплексе (финансовый лизинг, долгосрочный государственный ресурсный кредит, компенсация процентных ставок по коммерческим кредитам, бюджетные субсидии на промысел слабо-освоенных морских биоресурсов).

На этом фоне вокруг южных Курил в постсоветский период складывается двусмысленная ситуация. От России пытаются отторгнуть принадлежащие ей на законных основаниях богатейшие острова. Проводя целенаправленную политику (особенно активно последние 10 лет), Япония постепенно, шаг за шагом предпринимает настойчивые попытки присвоения российской территории. Через гуманитарную помощь и безвизовые обмены японцы стремятся сделать своими единомышленниками жителей островов, на которых оказывается сильнейшее психологическое давление. В ход идут все средства: от щедрых обещаний до дезинформации. При этом объем реального экономического сотрудничества между Россией и Японией, в том числе уровень хозяйственного взаимодействия в районе южных Курил, остается крайне низким (в настоящее время на нашу страну приходится всего лишь 0,58 % от товарооборота Японии в целом, а в общем объеме иностранных инвестиций в Россию доля японских инвестиций составляет только 1,2 %).

Положение вокруг южных Курильских островов в последнее десятилетие осложнялось непоследовательными и противоречивыми политическими заявлениями со стороны отдельных официальных лиц Советского Союза и Российской Федерации. Это способствовало созданию у части населения данного района Сахалинской области настроения неуверенности в отношении будущего южных Курил, в то время как у России есть все правовые и моральные основания на эти территории.

Правооснования Советского Союза, а теперь его правопреемника – Российской Федерации, на южный Сахалин и Курильские острова вытекают из Каирской (1943), Ялтинской и Потсдамской конференций держав-победительниц (союзных держав) 1945 г., и являются прямым следствием поражения Японии во Второй мировой войне и ее безоговорочной капитуляции 2 сентября 1945 г., а также последующих соглашений и согласованных действий союзников.

Юридически эти права базируются на международно-правовом институте наказания государства-агрессора, закрепленном в Уставе ООН (статья 107). Одной из форм ответственности государства за совершенную агрессию является отторжение от него части территории.

Заявления Японии относительно того, что решения государств-победителей, содержащиеся в Каирских, Ялтинских и Потсдамских документах в части принадлежности Курильских островов и южного Сахалина Советскому Союзу, были приняты без участия Японии, не имеют под собой никакой юридической основы. В частности, из положений статьи 75 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года четко следует, что на государство-агрессора возлагаются обязательства по международному договору без его согласия.

Наряду с этим, подписав 8 сентября 1951 г. Сан-Францисский мирный договор, Япония отказалась от всех прав, правооснований и претензий на южный Сахалин и Курильские острова (статья 2с), что при отсутствии каких-либо оговорок при его ратификации, а также официальных протестов со стороны Японии в отношении принадлежности южной части Курил в течение трехлетнего срока с момента подписания означает, что она не только подтвердила свой отказ от своих прежних прав территориального суверенитета, но и молчаливо признала их за нашей страной на основе вышеупомянутых соглашений. Решение вопроса о территориальной принадлежности Курил и южного Сахалина фактически аналогично тому, как этот вопрос был решен в отношении Тайваня (Формоза) и Кореи, также изъятых из-под юрисдикции Японии в соответствии с Сан-Францисским мирным договором 1951 года.

Полный отказ Японии от всего Курильского архипелага становится еще более очевидным в свете статей 31 и 36 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года, признанных Японией, как и вышеупомянутая статья 75 данной Конвенции, без каких-либо оговорок. Так, из статьи 31 следует, что выделение термина "северные территории" (то есть южные Курилы), МИДом Японии из состава термина "Курильские острова", от которых Япония отказалась на основе не обычного, а специального значения, является неправомерным. В свою очередь из статьи 36 вытекает, что право Российской Федерации ссылаться на отказ Японии от всех Курильских островов, зафиксированный в Сан-Францисском мирном договоре 1951 года, презюмируется в совершенно недвусмысленной форме и, следовательно, является неоспоримым.

Более того, бессрочный характер Сан-Францисского мирного договора 1951 года изначально не позволяет Японии, не нарушая его, претендовать на территории, от которых она отказалась по данному договору, в частности, на любую часть южных Курил.

Таким образом, отказ Японии от Курильских островов носит абсолютный характер и не дает ей правовых оснований выступать с какими-либо претензиями на этот счет, независимо от того, что СССР Сан-Францисский мирный договор 1951 года не подписал.

Кроме того, Япония фактически признала юрисдикцию Советского Союза над южными Курильскими островами, подписав Совместную советско-японскую декларацию 1956 г., где признала острова Малой Курильской гряды территорией СССР, а также серию рыболовных соглашений 1960-80-х гг., в которых она обязалась соблюдать советские законы и правила, действующие в районе южных Курил. Соответственно, утверждение японской стороны о том, что вопрос о линии прохождения российско-японской границы остается до настоящего времени неурегулированным – не соответствует действительности.

Однако Япония оспаривает правооснования Российской Федерации на Курилы, претендуя на острова Малой Курильской гряды (группу островов, называемых в Японии "Хабомаи", и остров Шикотан), а также на остров Кунашир и остров Итуруп Большой Курильской гряды, которые составляют свыше половины площади Курильского архипелага.

Свои притязания на острова Малой Курильской гряды Япония обосновывает положениями Совместной декларации СССР и Японии 1956 года (часть вторая статьи 9), ратифицированной парламентами обоих государств, которая предусматривает обязательство Советского Союза о передаче указанных островов Японии при условии заключения мирного договора.

Что касается островов Кунашир и Итуруп, то претензии на них связаны с подписанным Президентом СССР М.Горбачевым в 1991 году Совместным советско-японским заявлением, где впервые отмечалось наличие территориального спора в отношении как Малой Курильской гряды, так и островов Кунашир и Итуруп. Но поскольку в Совместной декларации 1956 года последние два острова вообще не упоминаются, то и вопрос о них, соответственно, не имеет никаких правовых оснований в качестве предмета для обсуждения.

Однако и ссылка японской стороны на часть вторую статьи 9 Декларации 1956 года является в настоящее время неправомерной, поскольку ее следует признать утратившей силу по совокупности следующих факторов:

— нарушение Японией в одностороннем порядке первоначальных условий, из которых стороны исходили при заключении Декларации – расширение военного союза между Японией и США на основе направленного против СССР нового японо-американского договора о безопасности 1960 года, выдвижение дополнительных территориальных претензий к Советскому Союзу, проведение других недружественных действий по отношению к нашей стране, что привело к невозможности для Советского Союза выполнения достигнутой договоренности;

— невозможность передачи южных Курил Японии ввиду коренного изменения ситуации в районе островов Малой Курильской гряды, где создались принципиально иные условия по сравнению с теми, что существовали в 1956 г. – возникла новая демографическая, экономическая и геополитическая обстановка (новое поколение родившихся и выросших на островах российских граждан, для которых эта земля является родиной, экономическое освоение островов, создание на них промышленной и транспортной инфраструктуры, введение режимов экономической зоны и континентального шельфа);

— серьезное нарушение внутригосударственной процедуры при оформлении международного договора, каковым является Декларация 1956 г., – неполучение предварительного согласия субъекта союзного (федеративного) государства – РСФСР на изменение своей территории, предусмотренного Конституцией СССР 1936 г. и Конституцией РСФСР 1937 г. При этом инициативное согласие РСФСР по изменению своей территории было утверждено Президиумом Верховного Совета СССР в 1946 году в связи с образованием новой Сахалинской области в составе РСФСР. Данное обстоятельство – нарушение конституционной нормы, является дополнительным существенным аргументом против признания части второй статьи 9.

Следует также учесть, что в Декларации говорится не о "возвращении" Японии островов Хабомаи и острова Шикотан и не об обязанности СССР сделать это, а о том, что СССР, "идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства", соглашается, то есть изъявляет готовность добровольно пойти на "передачу" островов Малой Курильской гряды Японии. Передача этих островов была юридически обусловлена заключением мирного договора. Мирный договор по вине японской стороны заключен не был, следовательно, отпали и условия передачи островов.

Возможность отказа от исполнения международного договора полностью или частично ввиду возникновения после его заключения обстоятельств, коренным образом изменяющих или пересматривающих первоначальные условия, из которых стороны исходили при его заключении, предусмотрена статьями 44 (§§ 2, 3/а), 60 и 62 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

Гипотетическая утрата Россией южных Курил в контексте исторических фактов и реалий сегодняшнего дня неизбежно повлечет следующие негативные последствия:

во-первых, будет стимулировать новые территориальные притязания к Российской Федерации со стороны Японии, поскольку для Токио предмет территориального спора – не только южная часть Курильского архипелага, а так называемые "северные территории", которые в интерпретации влиятельных в Японии сил включают все остальные Курильские острова и южный Сахалин; вызовет цепную реакцию территориальных претензий к России со стороны других государств, в частности, Германии — на Калининградскую область, Финляндии – на часть Карелии и т.д. Кроме того, это может побудить Японию к инициированию своих притязаний на китайские и корейские острова, что означало бы пересмотр послевоенных границ и дестабилизацию на Дальнем Востоке и в Северо-Восточной Азии;

во-вторых, значительно ослабит безопасность страны и сузит военно-стратегические возможности ВМФ России в случае каких-либо конфликтов ввиду того, что важнейшие для развертывания противолодочной и ударной группировок Тихоокеанского флота проливы Екатерины и Фриза окажутся "запечатанными", в то время как ВМС США и Японии получат свободный доступ в Охотское море;

в-третьих, на фоне преобладающих настроений российской общественности в пользу сохранения суверенитета Российской Федерации над южными Курилами нанесет тяжелый удар по национальному самосознанию и достоинству россиян и окажет деморализующее воздействие на всю внешнеполитическую деятельность России;

в-четвертых, будет означать утрату экономической зоны и континентального шельфа площадью 200 тыс.км.2 с богатейшими возобновляемыми ресурсами рыбы и морепродуктов в зоне южных Курильских островов и частично в Охотском море, а также немалых разведанных запасов высококачественных железных, титаново-ванадиевых руд, золота, серебра, других полезных ископаемых.

Совершенно безосновательно рассчитывать на то, что политика гипотетических территориальных уступок со стороны России в вопросе о южных Курилах может вызвать поток японских инвестиций. Необходимо иметь в виду, что эти два вопроса между собой никак не связаны, поскольку отсутствие или приток капиталовложений зависит не от политических (в том числе и территориальных) уступок, а от общего экономического и правового климата в стране. При наличии на российском рынке приемлемых условий для функционирования японского капитала японский бизнес "пойдет в Россию" и в отсутствие мирного договора. Заявления японских политиков и дипломатов об обратном – элемент давления на российскую сторону.

Исходя из юридического, исторического и морального обоснования принадлежности южных Курильских островов Российской Федерации, а также принимая во внимание их исключительную важность с геополитической, военно-стратегической, морально-политической и экономической точек зрения, участники парламентских слушаний заявляют о том, что так называемый территориальный вопрос нашел свое законное и справедливое решение по итогам Второй мировой войны, закрепленное соответствующими международными соглашениями, и в повестке дня российско-японских отношений стоять не должен.

Развитие добрососедских отношений и взаимовыгодного сотрудничества с Японией отвечает национальным интересам России и является важным направлением внешней политики нашего государства на Дальнем Востоке. Более того, поступательное развитие российско-японских отношений и придание им партнерского характера имеет для России стратегическую важность. Вместе с тем, участники слушаний убеждены в том, что мирный договор с Японией ценой территориальных уступок России неприемлем.

В контексте современных международных и геополитических реалий, а также с учетом международно-правовых прецедентов необходимости в мирном договоре вообще нет. Отсутствие мирного договора с Японией не является препятствием к сотрудничеству между нашими странами, равно как и отсутствие мирного договора с Германией – преградой для развития российско-немецких отношений. Все основные вопросы, необходимые для развития нормальных отношений между нами, решены в Совместной декларации СССР и Японии 1956 года (включая прекращение войны, восстановление мира и дипломатических отношений, отказ от взаимных претензий) и в других двусторонних соглашениях.

Необходимо также учесть, что сохранение многочисленных иностранных военных баз на территории Японии вблизи российских границ и нагнетание политики территориальных притязаний к Российской Федерации (особенно в последнее десятилетие) не соответствуют духу и букве Совместной декларации 1956 года, не способствуют установлению подлинного доверия и взаимопонимания между Россией и Японией.

Прошедшие за последние десять лет двусторонние переговоры убедительно подтверждают, что Япония видит в мирном договоре лишь средство для удовлетворения своих территориальных притязаний к Российской Федерации, поскольку в противном случае он ей не нужен.

В более широком историческом контексте территориальные претензии Японии к нашей стране во многом являются результатом целенаправленной политики США, которые, не желая подлинной нормализации советско-японских отношений, приняли все меры (включая угрозу невозвращения Японии Окинавы в случае заключения с Советским Союзом мирного договора на условиях Декларации 1956г.) для того, чтобы подтолкнуть Японию на путь выдвижения к СССР новых, заведомо не приемлемых требований, консервируя, таким образом, очаг разногласий между Москвой и Токио.

Соединенные Штаты и в новых исторических условиях продолжают политику, направленную на сохранение так называемого территориального вопроса в качестве камня преткновения в российско-японских отношениях.

В интересах укрепления территориальной целостности Российской Федерации и ее суверенитета над южными Курильскими островами участники парламентских слушаний рекомендуют:

Президенту Российской Федерации:

1. Исходя из положений статей 4 и 5 Конституции Российской Федерации и в рамках принципиальной линии на укрепление национальной безопасности и территориальной целостности Российского государства, закрепленной в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, рассмотреть возможность пересмотра сформировавшегося в советском и российском руководстве в 90-е годы подхода к вопросу о принадлежности южных Курил, который признает наличие территориальной проблемы в отношениях с Японией. В этих целях вынести данный вопрос на заседание Совета Безопасности Российской Федерации для определения и формулирования позиции, отвечающей национальным интересам России.

2. Ориентировать Министерство иностранных дел России на активное продвижение идеи заключения комплексного (всеобъемлющего) "Договора о добрососедстве и сотрудничестве" (имея в виду, что мир между Россией и Японией уже восстановлен в 1956 г. и дополнительного мирного договора в этой связи не требуется), отражающего современные реалии и потребности развития двусторонних отношений между нашими странами без упоминания "пограничного вопроса". В случае подготовки и обсуждения проекта договора о территориальном размежевании с Японией исходить из того, что территориальные уступки со стороны России неприемлемы и, что в таком договоре может быть зафиксирована только ныне существующая международно-признанная российско-японская граница.

Федеральному Собранию Российской Федерации:

1. Активизировать законотворческую деятельность в части совершенствования законодательства, регулирующего вопросы территориальной целостности Российской Федерации.

— Авторам проекта федерального закона № 106374-3 "Об обеспечении территориальной целостности Российской Федерации" депутатам Государственной Думы П.Т.Бурдукову, И.А.Ждакаеву, Н.П.Залепухину, В.М.Иверу, В.И.Илюхину, А.В.Митрофанову, Ю.В.Никифоренко, Ф.Ш.Сафиуллину, В.И.Севастьянову, С.Г.Стрельченко, В.Н.Тетерину, В.В.Чайке, А.А.Шабанову, С.Н.Шишкареву ускорить доработку указанного законопроекта и в соответствии с регламентными нормами представить на рассмотрение Государственной Думы его новый текст в максимально короткие сроки;

— Рассматривать проект федерального закона № 116303-3 "О внесении дополнений в статью 67 Конституции Российской Федерации" (о закреплении в качестве конституционного принципа положения о неотторжимости территории Российской Федерации) и проект федерального закона № 134982-3 "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О Государственной границе Российской Федерации" (в части уточнения принципов установления и изменения прохождения Государственной границы Российской Федерации), внесенные Сахалинской областной Думой, как важные законодательные инициативы, направленные на укрепление территориальной целостности Российского государства, и подлежащие рассмотрению в первоочередном порядке;

— Ускорить рассмотрение проекта федерального закона № 99070897-2 "Об особых условиях предпринимательской деятельности на территории Сахалинской области", внесенного в Государственную Думу в июле 1999 г.

2. Разработать и принять поправки в федеральное законодательство о средствах массовой информации и рекламе, регулирующие порядок использования географического изображения территории Российской Федерации и ее составных частей.

3. Добиться выполнения постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации № 1481-III ГД от 26 апреля 2001 года "О социально-экономической обстановке на Курильских островах (Сахалинская область)".

4. Провести до конца 2002 года парламентские слушания по выполнению федеральной целевой программы "Социально-экономическое развитие Курильских островов Сахалинской области (1994-2005 годы)", принятой постановлением Правительства Российской Федерации № 872 от 17 декабря 2001 года.

Правительству Российской Федерации:

1. При формировании проектов федерального бюджета в 2003-2005 годах обеспечивать финансирование федеральной целевой программы "Социально-экономическое развитие Курильских островов Сахалинской области (1994-2005 годы)" в объемах, предусмотренных Постановлением Правительства Российской Федерации № 872 от 17 декабря 2001 года. Учитывая значительную географическую удаленность островов, сложную транспортную схему, короткие сроки навигации, предусматривать опережающее выделение средств федерального бюджета во II-III кварталах соответствующего года.

2. В полном объеме учесть рекомендации и предложения Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, изложенные в постановлении № 1481-III ГД от 26 апреля 2001 года "О социально-экономической обстановке на Курильских островах (Сахалинская область)".

3. В целях обеспечения выполнения федеральной целевой программы "Социально-экономическое развитие Курильских островов Сахалинской области (1994-2005 годы)" и повышения эффективности управления указанной Программой реализовать следующие меры:

В соответствии с пунктом 3 Указа Президента Российской Федерации № 1549 от 8 декабря 1992 года "О социально-экономическом развитии Курильских островов", начиная с разработки проекта федерального бюджета 2003 года и в последующие годы предусматривать направление денежных средств, получаемых от продажи лицензий иностранным компаниям, совместным российским предприятиям, также поступающих по межправительственным соглашениям на право промысла рыбы и морепродуктов в Курильском промысловом районе экономической зоны Российской Федерации, целевым назначением для воспроизводства морских биологических ресурсов, развития рыбоводных заводов и морхозяйств на территории Курильских районов Сахалинской области, а также для выделения бюджетных субвенций субъектам рыбохозяйственной деятельности – предприятиям-исполнителям мероприятий Программы, действующим в прибрежной зоне Курильских островов для максимального вовлечения в промысел неиспользуемых морских биоресурсов и их поставки на условиях заключения государственного контракта для береговой переработки.

Учитывая введение в действие II части Налогового кодекса Российской Федерации, изменить действующий порядок выделения квот на вылов рыбы и других морепродуктов в Курильском промысловом районе, предусмотрев в нем выделение береговым рыбоперерабатывающим предприятиям-исполнителям Программы, имеющим собственный и арендованный флот, рыбных ресурсов прибрежной зоны Курильских островов на условиях государственного долгосрочного кредитования на 3-5 лет.

Начиная с 2003 года и последующие годы при разработке проекта федерального бюджета:

— обеспечивать выделение бюджетных средств на возмещение 2/3 процентных ставок по кредитам коммерческих банков, выданным предприятиям Курильского рыбохозяйственного комплекса-исполнителям Программы, в объемах предусмотренных Программой;

— усилить государственную поддержку (ассигнования из федерального бюджета, отсрочка уплаты налогов и таможенных пошлин, правительственные гарантии и др.) предприятиям-исполнителям Программы, при использовании ими финансового лизинга рыбоперерабатывающего, энергетического, дорожно-строительного оборудования, добывающих и транспортных судов;

— осуществить меры государственной поддержки рыбоперерабатывающих предприятий, расположенных на территории Южно-Курильского района, обеспечив выделение промышленных квот на бесплатной основе с учетом полной загрузки производственных береговых мощностей;

— в целях снижения затратной части и повышения конкурентной способности производимой продукции, Министерству финансов России и Минэкономразвития России в 2002-2005 годах предусмотреть первоочередное выделение средств в рамках федеральной целевой программы "Социально-экономическое развитие Курильских островов Сахалинской области (1994-2005 годы)" на строительство альтернативной энергетики на о.Итуруп, Кунашир, Шикотан.

Межведомственной комиссии по реализации федеральной целевой программы "Социально-экономическое развитие Курильских островов Сахалинской области (1994-2005 годы)" усилить координацию взаимодействия федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти Сахалинской области и муниципальных образований, хозяйственных организаций-исполнителей Программы по повышению эффективности мероприятий, реализуемых в 2002-2005 годах.

4. Поручить Государственному комитету России по рыболовству уделить особое внимание оценке состояния водных биоресурсов Курильских островов и обеспечению сырьевыми ресурсами этого района рыбопромышленников Курильских островов.

5. Поручить Министерству природных ресурсов России провести комплексное изучение состояния минерально-сырьевой базы Курильских островов, в том числе геотермов, нефти, газа, золота, рения, других редкоземельных металлов.

6. Не продлять, начиная с 2003 года, действие Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Японии о некоторых вопросах сотрудничества в области промысла морских живых ресурсов, заключенного 21 февраля 1998 года, как соглашения не отвечающего национальным интересам России, о чем заблаговременно, не менее чем за 6 месяцев до истечения очередного годичного периода, уведомить японскую сторону.

7. Предложить японской стороне совместно разработать и заключить соглашение, касающееся рационального использования и сохранения морских живых ресурсов, контроля за рыболовством и экспортно-импортными операциями с рыбой и морепродуктами, добываемыми рыбаками России и Японии в северо-западной части Тихого океана.

8. В рамках действующих межправительственных соглашений по рыболовству между Россией и Японией предложить японской стороне рассмотреть взаимодействие российских и японских предпринимателей по комплексной переработке живых ресурсов, добываемых в прибрежной зоне Курильских островов, на предприятиях, действующих на их территориях, в создании здесь высокотехнологичных рыборазводных заводов и хозяйств марикультуры.

9. Поручить Министерству иностранных дел России, Федеральной пограничной службе России, Государственному таможенному комитету России,

Министерству обороны России, Минэкономразвития России, Госкомрыболовству России, администрации Сахалинской области подготовить проект распоряжения Правительства Российской Федерации об установлении морского международного грузового сезонного пункта пропуска в порт – пункте Малокурильское (о. Шикотан) для захода иностранных рыбопромысловых судов в целях сдачи сырья для переработки на предприятиях о. Шикотан.

10. Все протесты официальных властей Японии по поводу предоставления российскими властями права на рыболовство в районе Курильских островов третьим странам следует расценивать как нарушение статьи 3 Совместной Декларации СССР и Японии от 19 октября 1956 года, то есть нарушение обязательства не вмешиваться прямо или косвенно во внутренние дела друг друга по любым мотивам экономического, политического или идеологического характера. Политическая реакция российских официальных лиц и органов должна быть адекватной, быстрой и решительной.

11. На основе принципа взаимности принять меры по ограничению пропагандистской деятельности Посольства Японии в России и Генерального консульства Японии в г. Южно-Сахалинске в той мере, в которой она ограничена для соответствующих российских представительств в Японии.

12. Ускорить издание карт федеральных округов и субъектов Российской Федерации с обозначением морской границы Российской Федерации (12-мильной зоны) и исключительной экономической зоны (200-мильной зоны).

13. Прекратить использование в межгосударственных и межправительственных документах иностранных (искаженных) наименований островов Большой и Малой Курильской гряды.

14. Поручить Министерству Российской Федерации по делам печати, телерадиовещанию и средств массовой коммуникации совместно с Федеральной службой геодезии и картографии разработать и довести до сведения средств массовой информации разъяснения о правилах употребления российских наименований Курильских островов в соответствии с Федеральным законом № 152 от 18 декабря 1997 года "О наименованиях географических объектов" с учетом устанавливаемой с 1 июля 2002 года административной ответственности в этой сфере (статья 19.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

15. Поручить Федеральной пограничной службе РФ, Федеральной службе безопасности РФ, Государственному таможенному комитету РФ, Федеральной службе геодезии и картографии РФ препятствовать массовому ввозу в Российскую Федерацию продукции (и прежде всего картографической) с искаженным изображением Государственной границы Российской Федерации.

16. Поручить Министерству иностранных дел России реагировать на выпуск за рубежом карт с неверным изображением Государственной границы Российской Федерации как на недружественную акцию.

17. Предусмотреть в федеральном бюджете на 2003 год и последующие годы средства на издание научной, краеведческой и учебной литературы, а также информационно-пропагандистских материалов на русском, английском и японском языках, подтверждающих территориальную принадлежность южного Сахалина и всех островов Курильского архипелага Российской Федерации.

18. Образовать на территории Сахалинской области радиостанцию для вещания, в том числе на японском языке. Рекомендовать ГРК "Голос России" активизировать вещание на японском языке и языках других государств АТР по вопросам суверенитета Российской Федерации в Дальневосточном регионе.

19. Оказывать действенную поддержку общественным организациям, ставящим своей целью разъяснение и пропаганду идей территориальной целостности Российского государства, законности вхождения в состав СССР – Российской Федерации Курильского архипелага и южного Сахалина.

Органам государственной власти субъектов Российской Федерации:

1. Органам государственной власти Сахалинской области:

— оказывать всемерную поддержку развитию местного самоуправления на Курильских островах, повышению уровня жизни населения в этом регионе;

— своевременно вносить в федеральные органы власти предложения по решению тех проблем социально-экономического развития Курильского архипелага, которые требуют федерального вмешательства.

2. Парламентской ассоциации "Дальний Восток и Забайкалье", другим объединениям дальневосточных субъектов Российской Федерации, государственным органам законодательной (представительной) и исполнительной власти региона оказывать всемерную поддержку органам государственной власти Российской Федерации и Сахалинской области по укреплению целостности и территориального суверенитета России на Дальнем Востоке, и в частности, в районе южных Курильских островов.

СИАА

2002-04-05

0 0г.
[] []
Вернуться назад

"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
Copyright © 1998-2005 СИАА | Developed by Сопка.NET   
Хостинг RU-CENTER на www.nic.ru