Сегодня: Среда, 23 августа 2017г.     
 
Murena
Sakhalin Banner Exchange
Sakhalin Banner Exchange
Sakhalin Banner Exchange
 
"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
[] []

НАЗДРАТЕНКО: ИТОГИ 2001 ГОДА


Ушедший год для рыбаков страны не был легким. Несмотря на то, что многое сегодня меняется в лучшую сторону, рыбной отрасли предстоит еще пережить множество трудностей на пути ее становления в новых экономических условиях.

Что конкретно сделано за последний год? В чем у рыбников имеются серьезные подвижки, а в чем пробуксовки? Сегодня, на страницах журнала, итоги сделанного за год подводит Председатель Комитета по рыболовству России Евгений Наздратенко.

- Каким оказался прошлый год для рыболовства России? Что удалось сделать, а что нет, и почему?

-Сейчас можно говорить лишь о предварительных результатах. Окончательные итоги года будут подведены в марте, в конце финансового года. Но уже сейчас ясно, что в 2001 году объемы выловов и основные отраслевые показатели снизились, хотя и незначительно. Они составили около 4 млн.тонн. Удалось добиться своевременного поступления в федеральный бюджет запланированных средств. Однако, некоторые цифры настораживают, их еще предстоит тщательно проанализировать. Например, есть сведения о незначительном снижении налоговых поступлений от предприятий отрасли. Объем товарной продукции по рыбному хозяйству в 2001 году, по предварительным данным, может быть меньше уровня 2000 года. В прошлом году, как и раньше, огромная нагрузка ложилась на национальные водные биоресурсы, следствием чего стало их истощение и уменьшение уловов в экономической зоне Российской Федерации. Все острее ощущалась проблема избыточного флота, его морального и физического износа.

Финансовое состояние отрасли по прежнему остается сложным, несмотря на наметившиеся позитивные тенденции: достижение незначительного уровня рентабельности основного производства (порядка 9-10%) и сокращение числа убыточных предприятий. По-прежнему не решена проблема кредиторской задолженности, превышающей дебиторскую, как и в предшествующие периоды в 2 раза..

-В чем вы видите причину?

-Мы продолжаем пожинать плоды семилетнего законодательного вакуума в отрасли, а также излишней романтизации рыночных отношений, когда все были увлечены бурными преобразованиями, и при этом часто пренебрегали законами реальной экономики. Сегодня процесс выделения и использования квот на вылов водных биоресурсов и деятельность ГКР в целом сегодня регламентируют 11 межправительственных соглашений и более 100 нормативно-правовых актов. Из них 12 федеральных законов, 2 указа президента, более 30 постановлений, распоряжений правительства, приказов, которые подчас противоречат друг другу. Помимо перечисленного, есть огромное количество ведомственных нормативных актов, принятых на уровне министерств и ведомств, которые не добавляют стройности нормативно-правовой базе отрасли. Это привело к тому, что даже разумные управленческие решения могут быть признаны неправомочными.

Налоговые и таможенные нормативы, не соответствующие отраслевой специфике, отлучили российского рыбака от родного берега, привели к ситуации <ни рыбы, ни денег>.

-Есть еще проблема: не везут рыбаки улов на родной берег.

-Да, выгоднее реализовывать его за границей. Это и быстрая плата, и мгновенная прибыль. Можно получить живые деньги, которые помогают сразу решить вопросы с зарплатой, с текущим ремонтом и другие. Все эти проблемы мы знаем, и работаем над их решением. И снова это - предмет межведомственных переговоров. Никто намеренно не собирается вредить стране. Значит, мы найдем общий язык. Понимаю, что внесение изменений в систему таможенно-тарифного регулирования потребует длительного времени, но это объективно необходимо.

Нужно упрощать и ускорять процедуры портового оформления, решаться на эксперимент. Можно нормативно ограничить время оформления и контроля судов, входящих в порт, и количество контролеров, имеющих право подниматься на борт.

Впрочем, подвижки и сейчас есть. В прошлом году мы договорились с главой ФПС Константином Тоцким и председателем ГТК Михаилом Ваниным и заметно упростили процедуру оформления захода-выхода судов из портов для рыбаков Балтики. А ведь ситуация там была тяжелая. Из-за многочисленных формальностей траулеры ждали по пять-шесть часов, чтобы выйти в море. Потратив на лов три часа, они вынуждены были снова простаивать у створа порта в ожидании разрешения на заход в порт. К тому же приходилось платить штраф за каждое пересечение границы 12-мильной зоны. Теперь долгих проверок при выходе и возвращении нет. Кроме того, пограничники дали рыбакам разрешение выходить за пределы 12-мильной зоны. Требуется лишь поставить об этом в известность портовые службы.

В последние месяцы мы провели целый ряд встреч с руководителями министерств и ведомств и определили направления деятельности, отвечающие интересам государства.

Рыба нам нужна в России, сюда ее должны везти рыбаки. Сырье стоит дешевле, чем продукция глубокой переработки, - это объективная реальность. Давайте представим и посчитаем, как должно быть в идеале. Российский корабль доставляет рыбу к нашему берегу - предприятие платит налоги, потом рыбу перерабатывают в порту - порт платит налоги, далее ее везут на переработку - перерабатывающее предприятие платит налоги, наконец, переработанную рыбу продают - компании-продавцы платят налоги. В итоге и продукция остается в России, и казна пополняется.

- Как сегодня оценивается потенциал рыбной отрасли?

- Сырьевой потенциал отрасли оценивается приблизительно в 6 млн. т в год.

Фактическая же добыча водных биоресурсов в последние годы составляет в среднем 4 млн. т, а выход пищевой продукции - 3 млн. т. Остальное идет на технические нужды. Что касается стоимости производимой продукции, то это 2,5-3 млрд. USD в год. Полтора миллиарда из этой суммы составляет экспорт.

Промысловый потенциал 4000 судов, зарегистрированных сейчас в России - 6 млн. т в год. Мощность судовых и береговых перерабатывающих комплексов - 5 млн. т в год. Во всех подразделениях рыбного хозяйства работает более 370 тыс. человек.

Особо хотел бы заметить, что для большинства прибрежных регионов Севера и Дальнего Востока рыбная отрасль сохраняет высокую социальную значимость и зачастую является градообразующей. Но для реальной поддержки и стимулирования работы отраслевых предприятий накопилось слишком много проблем.

- У Вас есть варианты их решения?

- Думаю, что конструктивные, скоординированные действия всех заинтересованных структур способны изменить ситуацию. Очень многое зависит от позиций руководителей профильных министерств и ведомств, их способности находить компромиссы и идти на них. Ушедший год был показательным в этом смысле. Практически со всеми ведомствами налажен нормальный рабочий диалог, и результаты не заставили себя ждать. Впервые за последние пять лет в этом году вовремя были определены размеры ОДУ, а это значит, что вовремя начнется зимняя путина. Удалось отстоять ряд серьезных поправок в системе аукционов.

Плодотворно идет работа с пограничниками и таможенниками, что позволяет оперативно решать некоторые наболевшие вопросы. Ведь специфика рыбной отрасли - и отечественного потребителя накормить, и поступления в бюджет обеспечить. Легкой жизни ждать не приходится.

- Как Вы прокомментируете принцип платности за водные биоресурсы. Какова в этом вопросе позиция Госкомрыболовства?

-Принцип платного пользования водными биоресурсами утвержден федеральными законами. Вот только они еще носят общий характер. Еще предстоит принять дополнительные законодательные и нормативные документы. Думаю, всеобщая платность вполне целесообразна., размеры не должны превышать 3-5% от цены реализованной продукции. К этому вопросу следует подходить дифференцированно: цены на высоколиквидные водные биоресурсы должны рассматриваться отдельно, поскольку эти виды продаются с аукционов.

Платность же на оставшиеся промышленные квоты не должна превышать 1-2% от цены реализации. В перспективе общую платность за водные биоресурсы необходимо законодательно закрепить, а на аукционы, как и во многих странах мира, должна выставляться продукция, произведенная отечественными предприятиями.

- Проведение аукционов на вылов водных биоресурсов остается самой острой темой. Что скажете по этому поводу?

Специалисты Госкомрыболовства всесторонне рассматривали этот вопрос. В 2001 году состоялось 11 аукционов по продаже права на промысел водных биоресурсов России. На торги было выставлено более 1 млн. т биоресурсов (21,7% ОДУ).

Продано было более 500 тыс. т на сумму 5,9 млрд. рублей. При этом бюджетное задание по сбору доходов от платы за пользование водными биоресурсами вместе с суммой по межправительственным соглашениям составляло 5,8 млрд. рублей. К торгам допускались российские участники на определенных условиях, а победителем становился предложивший наивысшую цену.

Надо признать, аукционы позволили отрасли выполнить бюджетное задание, выявить реальную рыночную стоимость высоколиквидных ресурсов в воде, их соотношение, определить группу платежеспособных пользователей.

Но нельзя не заметить и просчетов, которые привели к довольно тяжелым для отрасли последствиям. С начала аукционов - в марте-апреле 2001 г.- почти в полтора раза (на 10 млрд. рублей) возросла кредиторская задолженность предприятий. К июлю ее сумма составила почти 33 млрд. рублей. За первое полугодие по сравнению с аналогичным периодом прошлого года налоговые поступления в бюджеты всех уровней сократились на 14%. Увеличился дефицит оборотных средств, так как рыбаки выложили все деньги на аукционах. Усилился процесс дифференциации рыбохозяйственных предприятий, что обусловлено неравными стартовыми условиями вхождения пользователей во внутриотраслевую конкуренцию. Исходя из статистических данных 97,7% прибыли от реализации товарной продукции отрасли получают крупные организации, удельный вес которых составляет 10,8%. Это значит, что остальные 90% хозяйствующих субъектов отрасли <потянули> только 2,1% общей прибыли. В результате,. по данным специалистов, убытки рыбопромышленного комплекса за 2001 год составляют не менее 1,5 млрд. рублей.

Впрочем, при любом развитии событий, я убежден, что на аукционы должна реализовываться готовая продукция, а не право на труд, которое, по сути и приобретали российские рыбаки на прошедших аукционах.

Прекрасно, что рыбаки получают свободный доступ к дефицитному ресурсу, минуя административное вмешательство, но 53% непроданных лотов так и остались нераспределенными, то есть не достались никому.

Конечно, мы постарались свести к минимуму все негативные явления, и представили свои предложения по совершенствованию аукционов...

Во-первых, торги должны быть четко привязаны к оптимальным срокам промысла.

Выставлять на аукционы целесообразно только ресурсы, пользующиеся повышенным спросом у российских рыбопромышленников. Кроме того, рыбаки должны получить право производить оплату купленных с аукциона лотов в рассрочку. Право перераспределения квот, не реализованных на аукционах, должно быть закреплено за Госкомрыболовством.

- Как распределяются квоты, не проданные с аукционов?

- Прежде всего на основах принципов, обеспечивающих конституционные гарантии жителям и рыбохозяйственным предприятиям прибрежных территорий Российской Федерации, преимуществом пользуются при этом, перспективные и социально значимые предприятия, которые вкладывают инвестиции в развитие инфраструктуры своего региона.Специальные квоты будут составлять не менее 20% от общего объема и распределяться в целях стимулирования рыболовства как в целом, для развития российских береговых рыбоперерабатывающих и градообразующих предприятий, а также для замены изношенного устаревшего флота новыми высокотехнологичными судами, преимущественно отечественными.

- Ученые бьют тревогу: резко сокращаются запасы водных биоресурсов России...

- Да, хотя в начале 1980-х казалось, что морские ресурсы неисчерпаемы. Через 10 лет стало ясно, что большинство развитых стран серьезно истощили биоресурсы морей. Это коснулось наиболее доступных и удобных для промысла районов - Атлантики, Тихого океана - и самых потребляемых видов столовых рыб. Тогда-то западные страны согласно Морской Конвенции ввели вокруг своих границ 200-мильные исключительные экономические зоны. Большинство рыболовных стран сейчас активно охраняют собственные <рыбные> территории, жестко контролируют промысел иностранного флота. А мы пустили в свои моря всех - поляков, китайцев, корейцев, тайваньцев, украинцев. Теперь вынуждены почти на миллион тонн сократить вылов, в основном <валютных ресурсов>. Даже такая массовая рыба, как минтай, требует более рачительного подхода. Ей надо дать передохнуть лет пять, чтобы подрасти, пополнить косяки в Охотском и Беринговом морях.

-Много было разговоров о экологической катастрофе на Каспии, о истреблении осетровых. Какова там сейчас ситуация?

- Положение на Каспии сложное. В 2001 году вместе с пограничниками только в наших территориальных водах мы сняли 148 км браконьерских сетей! Впервые в море на одних судах вышли вместе инспектора рыбоохраны и пограничники. После передачи в 1997 году ФПС функций рыбоохраны России мы впервые договорились о совместных действиях.

По прогнозам ученых, в связи с массовым браконьерством в ближайшие годы возможно полное прекращение промышленного лова осетровых в Каспийском и Азовском морях. Этому, увы, <способствует> и нерешенный до сих пор вопрос о подписании соглашения по управлению рыбными запасами Каспийского моря.

Хотелось бы в этой связи сослаться на совместное заявление Владимира Путина и Гейдара Алиева, в котором признается необходимость до подписания Конвенции о правовом статусе Каспия заключить в приоритетном порядке многостороннее Соглашение о сохранении биоресурсов Каспийского моря. В настоящее время совместно с МИД России готовится встреча руководителей рыболовных ведомств прикаспийских стран для окончательной доработки и согласования проекта Соглашения о сохранении и использовании биоресурсов Каспия.

- В Госкомрыболовстве работает мощная система мониторинга, которая может способствовать решению многих вопросов...

- Да, это так. Мы получили мощное оружие для борьбы с браконьерами. Но не только. Теперь можно будет в режиме реального времени вести наблюдение со спутника за всеми судами, где установлены датчики, и тем самым система мониторинга позволяет контролировать одновременно координаты более трех с половиной тысяч российских и иностранных рыбопромысловых судов, где бы они ни находились. Мониторинг дает сведения об экологическом благополучии водных пространств. В частности, сегодня мы можем наблюдать зону экологического бедствия на севере Каспия, где получил распространение гребневик - разновидность медузы, уничтожающую питательную среду кильки.

Система мониторинга даст нам теперь возможность организовать электронную торговлю. В режиме реального времени мы можем участвовать в торгах на мировых электронных биржах. И наконец, мониторинг позволяет существенно усилить безопасность наших рыбаков, ведущих промысел в собственных водах или в Мировом океане.

- Евгений Иванович, Вы остановились далеко не на всех проблемах рыбной отрасли. Хотелось бы показать и проблемы градообразующих предприятий, и оттока населения из прибрежных регионов, и , конечно, проблемы отечественного флота. Похоже, какой вопрос ни затронешь, - кругом проблемы...

- Проблемы решают люди. Главное, пренебрегая ведомственными амбициями, стремиться к компромиссам. Я - оптимист и верю в возрождение отрасли.

Совместными усилиями мы сможем окончательно переломить ситуацию.

Пресс-служба Госкомрыболовства РФ.

2002-02-09

0 0г.
[] []
Вернуться назад

"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
Copyright © 1998-2005 СИАА | Developed by Сопка.NET   
Хостинг RU-CENTER на www.nic.ru   

Asia Banner Network (Русская сеть)