Сегодня: Воскресенье, 15 декабря 2019г.     
 
Аналитика
Аналитика
Новости
Газетные публикации
 
"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
[] []

Как убедить сильных


Еще несколько лет — и Китай станет ИТ-сверхдержавой, угрожать его господству на рынке высоких технологий по силам будет разве что США

Еще недавно технически незрелая страна, сегодня Китай экспортирует компьютеров, телефонов, телевизоров, мониторов и микросхем более чем на 100 млрд долларов в год. По объему выпуска компьютеров и комплектующих он уступает лишь Соединенным Штатам, а на мировом рынке электроники занимает третье место. Китайские высокотехнологичные компании доминируют и в своей стране, где им принадлежит более 70% рынка персональных компьютеров и 55% рынка мобильных телефонов.

Своими успехами китайский «железный» hi-tech в немалой степени обязан поддержке государства — оно объявило информационные технологии опорной и приоритетной отраслью национальной промышленности. За пять лет, с 1997-го по 2001 год, государство вложило в фундаментальные и прикладные исследования в сфере hi-tech около 13 млрд долларов. Специальная программа развития высокотехнологичного сектора, разработанная министерством науки и технологий Китая, предусматривала государственное финансирование академических институтов и новых небольших компаний, чтобы они могли доводить результаты фундаментальных исследований до коммерческих продуктов. Правительство предоставило изготовителям компьютеров и электроники налоговые льготы и постаралось защитить интересы местных компаний от зарубежных конкурентов. По законам КНР иностранная компания могла выйти на местный рынок единственным способом — основать здесь совместное предприятие с китайской фирмой.

Рост отрасли подстегнули низкие зарплаты и производственные издержки. Американские, европейские, японские и особенно тайваньские изготовители в массовом порядке стали размещать здесь свои производства и давать крупные подряды местным компаниям. Все это и позволило Китаю меньше чем за четыре года удвоить выпуск компьютерного оборудования и выйти на второе место в мире после Соединенных Штатов.

Теперь единственное, что мешает Китаю лидировать во всех основных секторах мирового рынка ИТ, — отсталая софтверная отрасль.

Нулевой старт

Еще в 2000 году китайская индустрия программного обеспечения находилась на самой примитивной ступени развития. Сбыт быстро рос, но в денежном выражении оставался весьма незначительным — из-за распространенной в стране практики продажи программ по сходной цене в одном комплекте с компьютером (а услуги по внедрению этих программ вообще были бесплатными). Так, из 11 млрд долларов, затраченных страной в 2000 году на информационные технологии, на программное обеспечение приходилось лишь 10%. Не способствовало росту продаж и тотальное пиратство: девять из десяти копий программ на китайских компьютерах были пиратскими. На нелегальном софте работали даже правительственные ведомства и госпредприятия КНР, а именно они из-за специфики китайской экономки могли стать самыми крупными покупателями легального ПО.

Но в 1999-2000 годы китайские разработчики мало что могли сами предложить потребителю. В отрасли преобладали мелкие компании со штатом менее 50 сотрудников и годовым оборотом не более миллиона долларов. Да еще их стесняли всяческие административные ограничения: например, фирмы не имели права самостоятельно устанавливать уровень зарплат и премий своим сотрудникам. В то время иностранцы поставляли до 70% всех «коробочных» программ. Вотчиной местных разработчиков считалось лишь прикладное ПО «с национальной спецификой» — программы бухгалтерского учета, распознавания текстов и образовательный софт. Найти же заказы на Западе китайским фирмам было еще труднее, чем конкурировать с иностранцами на собственном рынке. Услуги китайских программистов стоили дешево, но по квалификации они сильно уступали своим коллегам из США или Европы. Болевой точкой всей отрасли были неэффективный проектный менеджмент и незнание принятых в мире управленческих методик. Показательно, что к началу десятой пятилетки (2001—2005 годы) ни одна из компаний в стране не имела сертификата, подтверждающего соответствие качества процессов разработки требованиям международного стандарта Capability Maturity Model (CMM).

Итак, софтверной отрасли Китая на рубеже веков не хватало четырех вещей: поддерживающих законов, организационных реформ, обученных кадров и инвестиций.

Парковая зона

В правительстве КНР тоже понимали, что в сфере программного обеспечения Китай отстает от Америки и Европы и что нужно ускорить рост отрасли. И в 2000 году Госсовет ввел различные льготы для местных софтверных компаний и отменил ряд административных ограничений. Но любая софтверная компания, претендующая на государственные преференции, должна была сертифицироваться в министерстве информационной индустрии (МИИ) на право их получения, а затем проходить ежегодным аудит. Правительство объявило о возврате НДС софтверным фирмам, вкладывающим средства в исследования и разработки и расширяющим свое производство. Фактически НДС был снижен с 17 до 3%. Новые фирмы освобождались еще и от уплаты подоходного налога в течение первых двух лет. а для ключевых софтверных компаний была установлена 10-процентная ставка подоходного налога. Государство предусмотрело финансовую помощь малым предприятиям и создало механизмы венчурного финансирования перспективных разработок. Софтверным компаниям, желающих разместить свои акции на мировых биржах и привлечь иностранные инвестиции, стало проще получить правительственное разрешение. Государство перестало руководить и стало помогать.

МИИ постановило создать одиннадцать национальных баз разработки в Пекине, Шанхае, Гуанчжоу, Нанкине и других крупных городах, рядом с университетами и научно-исследовательскими центрами. Эти конгломераты курировались центральным правительственным аппаратом. Они стали логическим продолжением прежней идеи софтверных парков, оказавшейся весьма плодотворной. В частности, в 2000 году 80% продаж программного обеспечения в Китае приходилось на 2100 компаний в девятнадцати парках, основанных министерством науки и технологий КНР еще в середине 90-х годов. Сегодня в Китае таких парков почти полсотни.

Чтобы нарастить экспорт программ и услуг по заказному программированию, экспортерам были предоставлены особые льготы. Фирмы с оборотом более миллиона долларов в год получили право напрямую продавать свою продукцию зарубежным клиентам. Кроме того, компании-разработчики, желающие сертифицироваться по международным стандартам СММ, получали государственную финансовую помощь.

Занялось правительство и борьбой с пиратством. Пусть пока заметных результатов нет, но закон о защите прав интеллектуальной собственности был принят, и в 2001 году основано первое в стране агентство для регистрации авторских прав. А недавно было запрещено использовать нелегальный софт в министерствах и ведомствах, для нарушителей введены наказания.

Вполне закономерно, что уже в 2001 году объем продаж программного обеспечения, по оценкам Ассоциации софтверной индустрии Китая, вырос на 39% — до 4 млрд долларов, а экспорт программного обеспечения за первый год пятилетки увеличился с 400 млн до 750 млн долларов. Но правительство понимает, что этот рост достигнут в основном за счет «простых программ» типа бухгалтерских и офисных пакетов, на современные сложные управленческие программы приходилось лишь 10% продаж. Местным компаниям не по силам тягаться с западными конкурентами в секторе «тяжелого» софта для бизнеса, а потому промышленные отрасли — основные потребители ПО (металлургия, гражданская авиация и банковское дело) — монополизированы западными поставщиками.

За независимый софт

Стимулировать выпуск более сложных программных продуктов в отрасли правительство надеется с помощью операционной системы Linux. Исходные коды этой системы общедоступны, их можно бесплатно копировать и модифицировать. Власти уже объявили о том, что поддержка разработки прикладных программ для Linux является национальной стратегией страны. Несколь-ко лет назад при финансовом участии МИИ была создана компания Red Flag, разработавшая собственный вариант операционной системы Linux под названием Red Flag Linux. Сегодня эта система широко применяется в китайских школах, а сама компания стремительно набирает популярность. Госсовет даже запретил многочисленным министерствам и ведомствам закупать зарубежное программное обеспечение — они теперь должны будут пользоваться программами для Linux, сделанными в Китае.

Более того, в начале сентября с подачи японского министра торговли на саммите министров экономики стран АСЕАН было принято исторически важное решение о том, что Китай, Япония и Южная Корея сообща разработают общеазиатский вариант операционной системы, которая станет альтернативой Microsoft Windows. В этом проекте примут участие ведущие высокотехнологичные концерны из трех стран. Правительство Японии уже объявило, что готово вложить в проект 86 млн долларов. Конкретные планы работы и сроки пока не определены. Известно лишь, что новый «Ан-ти-Windows» будет базироваться на Linux и предназначаться как для компьютеров, так и для сотовых телефонов, автомобильных навигационных компьютеров и других электронных устройств. Если это удастся, считают инициаторы проекта, Азия сможет избавиться от монополии Microsoft на своих внутренних рынках.

Уже сейчас объемы продаж программного обеспечения на основе Linux растут в среднем на 40% в год. Но это не единственная качественная подвижка в китайском софтвере. Оказалось, что местным разработчикам уже по силам выпускать ERP-систе-мы среднего класса, вполне способные конкурировать с западными аналогами. Такие учетно-управленческие продукты уже есть у компаний UFSoft и Kingdee. Кстати, обе компании вместе контролируют около 60% 150-миллионного рынка финансовых программ в стране и входят в десятку крупнейших китайских разработчиков. Через три года обе фирмы даже планируют выйти на международные рынки.

И там у китайских компаний есть шансы, особенно в сфере услуг по офшорному программированию. Один час работы китайского программиста стоит 3 доллара, а его индийского коллеги — 6—9 долларов. Сами индийские эксперты поговаривают, что если китайским компаниям удастся подтянуть проектный менеджмент и обеспечить нужное качество разработки, то индийские фирмы просто обречены на вымирание. Это, конечно, преувеличение. Ведущие индийские софтверные дома имеют по 200—300 млн долларов свободного капитала, сертифицированы по международным стандартами и за плечами у них уже десятилетний опыт разработки. Но китайцев в перспективе они считают реальными конкурентами.

Сильный аргумент

Уже в 2005 году, согласно десятому пятилетнему плану экономического развития КНР на 2001-2005 годы, сбыт ПО в Китае должен перевалить за 20 млрд долларов. К этому времени в стране появится сто национальных софтверных брэндов и по меньшей мере двадцать китайских компаний-разработчиков будут иметь годовой оборот свыше 120 млн долларов. Наконец, в последнем году пятилетки местные разработчики станут контролировать 60% внутреннего рынка и экспортировать своих продуктов и услуг на 2 млрд долларов. Чтобы эти планы стали реальностью, ежегодно планируется готовить по 20—30 тыс. квалифицированных специалистов. И основа для этого уже есть — в тысяче вузов сегодня более полумиллиона студентов изучают различные ИТ-дисциплины.

Амбициозные планы китайского правительства в софтверной сфере кажутся вполне осуществимыми, особенно если учесть гигантские резервы рабочей силы в стране, стремительный рост ее экономики и ту последовательность, с которой Китай упорно добивался всех намеченных целей в сфере высоких технологий.

Самое же главное, что Китай уже заработал себе право на «самостийную» политику в сфере ИТ. Без оглядки на Microsoft и прочих американцев китайские компании разрабатывают собственные операционные системы и не боятся торговых санкций и обвинений в недобросовестной конкуренции со стороны США, потому что китайское правительство защищает интересы «родных» разработчиков. Тем более что у Китая есть такой неопровержимый аргумент, как 9-мил-лиардный экспорт компьютерного оборудования в США. Для них Китай — поставщик номер один, сами же американцы продают своих товаров в Китай на сумму, примерно в пятнадцать раз меньшую, и в списке китайских торговых партнеров стоят всего лишь на девятом месте. А это, согласитесь, убеждает.

Юлиана Петрова (Эксперт №35 2003)

22 сентября 2003г.
[] []
Вернуться назад

"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
Copyright © 1998-2005 СИАА | Developed by Сопка.NET   
Хостинг RU-CENTER на www.nic.ru