Сегодня: Четверг, 22 августа 2019г.     
 
Аналитика
Аналитика
Новости
Газетные публикации
 
"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
[] []

Некоторые аспекты геополитических позиций в АТР


Современное состояние Российско-Японских отношений характеризуется достаточно активными контактами на различных уровнях. Это встречи руководителей двух государств как на официальном, так и не на официальном уровнях. Мы являемся свидетелями деловых встреч на правительственном уровне (речь идет о контактах руководителей военных ведомств, гражданской обороны, иностранных дел). Совершенствуется взаимодействие в экономической и культурной областях.

Но, тем не менее, нынешние российско-японские отношения по-прежнему можно считать далекими от удовлетворения. На это, вероятно, влияют следующие обстоятельства. Невозможно проводить анализ состояния российско-японских отношений без учета влияния Китая, США, Северной и Южной Корей. По экономическому потенциалу Китай развивается самыми высокими темпами, что способствует усилению внешнеполитического потенциала и росту его влияния на политическую ситуацию в АТР. Естественно, это не может не беспокоить японскую сторону. Смещение основных направлений внешнеэкономической деятельности США в АТР приводит к внешнеполитической и военно-политической активности в этом регионе. Сложное энергозависимое положение Северной Кореи также не способствует стабильности в АТР. В докладах на прошедшем в этом году в Саппоро Международном симпозиуме по проблемам Сибири и российского Дальнего Востока прозвучало, что до конца ХХ века Япония рассматривала Россию как угрозу ее позициям на Дальнем востоке.

Как отмечает д.и.н. А.А. Кошкин в «Независимом военном обозрении» от 12 января 2001 г. «Подписание в апреле 1941 г. японо-советского «Пакта о ненападении» было продиктовано стремлением Токио получить временной фактор для выработки позиции в военных действиях. В «Секретном дневнике войны» японского Генштаба 14 апреля 1941 г. была сделана запись: «Данный договор…лишь дает дополнительное время для принятия самостоятельного решения о начале войны против Советов». Далее «28 апреля 1941 г. японский посол в Берлине Осима направил в Токио шифровку, в которой рекомендовал «После начала германо-советской войны, двигаясь на юг, оказывать тем самым косвенную помощь Германии. Затем, воспользовавшись внутренними беспорядками в Советском Союзе, применить вооруженные силы и в согласовании с Германией завершить решение вопроса о СССР». 2 июля 1941 г. на «Императорском совещании» в присутствии императора Хирохито был принят совершенно секретный документ «Программа национальной политики Империи в соответствии с изменением обстановки». В нем указывалось, что «если германо-советская война будет развиваться в направлении, благоприятном для нашей империи, мы, прибегнув к вооруженной силе, разрешим северную проблему и обеспечим безопасность северных границ». Выступая от имени Императора, председатель Тайного Совета Хара заявил, что «я полагаю, все из вас согласятся, что война между Германией и Советским Союзом действительно является историческим шансом для Японии… Я с нетерпением жду возможности для нанесения удара по Советскому Союзу. Я прошу армию и правительство сделать это как можно скорее. Советский Союз должен быть уничтожен».

Приняв такое решение, нападение на СССР со стороны Японии было утверждено как ее основная цель и, таким образом, через два с половиной месяца после подписания японская сторона первой нарушила «Пакт о ненападении». (Можно провести исторические параллели с 1905 г.). В соответствии с планом генштаба японской армии «Кантокуэн», начало японского наступления планировалось на август 1941 г. «без каких-либо объявлений». Существуют все основания полагать, что реализация названного плана была сорвана сохранением на дальневосточных рубежах значительной группировки советских войск. Это подтверждается материалами «Программы осуществления государственной политики империи» от 6 сентября 1941 г., в которых зафиксировано решение: «поскольку Япония не сможет развернуть крупномасштабные операции на Севере до февраля, необходимо за это время быстро осуществить операции на Юге».

Дальнейшие известные события привели к победе над Германией и полной и безоговорочной капитуляции Японии. Таким образом агрессия была наказана и сформировался послевоенный мир, участником которого стало новое государство – Япония, которое сложилось в современных послевоенных границах. В 1947 г. была проведена конституционная реформа, в 1951 г. Сан-Францисский мирный договор определил суверенитет Японии, по которому Япония отказалась от всех прав, правооснований и претензий на Южный Сахалин и Курильские острова. Японо-американские договоры о гарантиях безопасности предоставил США право создавать на территории Японии военные базы и содержать неограниченные группировки передового базирования. Реализация данной политики позволила под прикрытием ядерного потенциала США выйти на второе место по объему промышленного производства, в период 1957-66 г.г. заново создать сухопутные силы, а к 1971 г были созданы современные ВМС. С 1990 годов происходит расширение задач Сил самообороны, в том числе и расширение зоны ответственности японо-американского договора за 1000 мильную границу, фактически на весь АТР.

В настоящее время Япония закрепляет свои позиции в качестве второго государства по экономическому развитию в современном мире и претендует на безусловное лидерство в АТР. При этом предполагается отказ от 9 ст. Конституции и массированное наращивание военного потенциала вплоть до приобретения ядерного статуса.

В настоящее время, чтобы ситуация не вышла бы из-под контроля, необходимо межгосударственные отношения перевести в сферу решения триединой задачи – экономика, безопасность, политика. Активная и сбалансированная политика России (и, соответственно, Сахалинцев и Курильчан) затруднена из-за двусмысленных отношений с Японией. Любые споры в отношении территорий – крайне болезненные и разноплановые. Они включают в себя историко-правовой, военно-политический и экономико-стратегический блоки. Японская сторона во главу угла всегда ставила и продолжает ставить историко-правовой аспект. (Если уж говорить об историзме – то эти острова – земли айнов). Сколько можно об этом говорить? Когда Япония победила в войне с царской Россией – она получила и Южный Сахалин. В соответствии с Каирской декларацией от 27 ноября 1943 г. «Несколько военных миссий договорились о будущих военных операциях против Японии. Они не стремятся ни к каким завоеваниям для самих себя и не имеют никаких помыслов о территориальной экспансии». И далее … «три союзника в согласии с теми из Объединенных Наций, которые находятся в состоянии войны с Японией, будут продолжать вести серьезные и длительные операции, необходимые для того, чтобы обеспечить безоговорочную капитуляцию Японии». 11 февраля 1945 г. на Крымской конференции Глав правительств трех стран (СССР, США, Великобритания) было принято «Соглашение трех великих держав по вопросам Дальнего Востока», в котором зафиксировано право СССР на возвращение южной части о. Сахалин и прилегающей к ней островов, а также передачу ему Курильских островов.

Территориальный вопрос вошел в качестве составной части в ультиматум о безоговорочной капитуляции Японии – Потсдамскую декларацию от 26 июля 1945 г., П. 8 которой гласил : «Условия Каирской декларации будут выполнены и японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем». Союзные державы-победительницы произвели изменения территории Японии 29 января 1946 г., когда решением союзных держав из-под суверенитета Японии были исключены все находящиеся к северу от побережья Хоккайдо Курильские острова, включая о-ва Малой Курильской гряды Хабомаи (Плоские), Шикотан, Южный Сахалин. В будущем согласие на эти изменения было зафиксировано в рескрипте императора Японии о принятии условий Потсдамской декларации от 14 августа 1945 г. и в положениях Акта о капитуляции Японии от 2 сентября 1945 г. (См. Совместный сборник документов по истории территориального размежевания между Россией и Японией: МИД Российской Федерации, МИД Японии, 1992 г.).

На сегодня собственно проблема состоит в том, что при наличии косвенных актов отсутствует документальное оформление передачи островов СССР.

По большому счету, Акт о капитуляции можно расценивать как предельную форму мирного договора, суть которого в том, что реализуются территориальные претензии победителя, осуществляется оккупация, смена государственного устройства проигравшей стороны. Это практически и произошло – союзники взяли на некоторое время рычаги власти в проигравших странах, провели необходимые преобразования, и передали власть вновь сформированным правительствам не зависимо от их конституционной формы. (Заметим, что даже Конституцию Японии писали американцы). Таким образом, нельзя говорить о прежнем государстве.

В международном праве «продолжательство государства или континуитет» употребляется в отношении непрерывности государства как субъекта международного права и в непрерывности международных обязательств. «Правопреемство» представляет собой переход прав и обязанностей от одного субъекта отношений к другому (невозможно быть наследником к самому себе). Например, при капитуляции государства (Германия, Япония) или их распаде (Чехословакия) происходит перераспределение территории, собственности, населения и т.д. Германию поделили на 4 части, вместо Японской империи появилось другое государство. Если государство потеряло независимость, на внутреннее устройство испрашивается разрешение у победителя – то с кем заключать мирный договор?

Мирный договор является право устанавливающим документом. (Однако практически с времен Второй Мировой войны государства состояние войны не объявляли (Германия), а прекращение военных действий оформляли соглашением о прекращении огня (Корея). Российская Федерация не имеет мирных договоров с Германией по поводу Калининграда, с Финляндией о Выборге – и живем, и развиваем серьезные совместные программы во всех сферах экономики, политики, безопасности.

Данные опроса, проведенного фондом «Общественное мнение» по заданию МИДа Японии показали, что 48 % респондентов уверены, что острова должны остаться в составе России, 43 % полагают решить вопрос по обоюдному согласию (а не по ультимативному требованию – авт.), 3 % считают, что острова надо уступить, так как это является препятствием к заключению мирного договора. (См. «Приамурские ведомости» № 29 от 15. 02. 2002 г.)

В марте 2002 г. Депутаты Госдумы РФ на специальных слушаниях приняли проект рекомендаций Президенту России, заявив, «необходимости в Мирном договоре с Японией вообще нет». (http:/news.bbs.co.uk)

Можно ли заключить мирный договор с «новым» государством? Почему бы и нет. Но Япония является не «продолжателем», а «правопреемником», который не получил никаких прав на иные территории, кроме тех, которые обозначены в известных декларациях.

Поэтому цивилизованная позиция может быть о просьбе стороны заключить мирный договор, а потом, благосклонно принимая волю победителя, согласиться с теми возможными территориальными подарками, который победитель посчитает нужным презентовать, опираясь при этом на волю своего народа, а не вопреки этой ей.

Однако, согласно ст. 1 Декларации 1956 г. между СССР и Японией уже было официально прекращено состояние войны, восстанавливался мир и добрососедские отношения, а ст. 2 определяла восстановление нормальных дипломатических и консульских отношений. Таким образом, какого-либо практического значения для России не имеет, будет ли заключен еще какой-то другой договор.

Тогда напрашивается тезис, что под прикрытием необходимости заключения договора идет торг: со стороны международных финансовых фондов через Японию в качестве инвестиций в Россию поступают деньги для выживания в условиях практически разваленной российской экономики взамен продажи российской земли под прикрытием «мирного договора».

И еще один момент, который старательно умалчивают или не хотят замечать обе спорящие стороны. Как заметил Б. Ткаченко, «Ст. 26 Сан-Францисского мирного договора 1951 г. предусматривает условия, по которым «с любым государством, которое подписало Декларацию Объединенных наций от 1 января 1942 г. или присоединилась к ней и не является стороной, подписавшей настоящий Договор, Япония будет готова заключить двусторонний Мирный договор на тех или же в основном на тех же условиях, которые предусмотрены в настоящем Договоре, но это обязательство со стороны Японии истечет через три года после первого вступления в силу настоящего Договора. В случае если Япония договорится о мирном урегулировании или об урегулировании военных претензий с каким-либо государством, представляющих этому государству большие преимущества, чем те, которые предоставлены настоящим Договором, те же самые преимущества будут распространены на стороны настоящего договора». Как известно, Советский Союз не является стороной (участником) Сан-Францисского договора. Согласно ст. 2 этого Договора Япония отказалась от Курильских островов и Южного Сахалина с прилегающими островами. Но, стремясь запутать правовые аспекты территориального вопроса, США добились не включения в Сан-Францисский договор 1951 г. статьи о передаче Курил и Южного Сахалина именно Советскому Союзу, хотя это было зафиксировано в Ялтинском «Соглашении трех великих держав по вопросам Дальнего Востока».

Таким образом, после подписания двустороннего мирного договора между Россией и Японией автоматически вступает в силу ст. 29 Сан-Францисского договора, 48 стран, подписавших его, будут иметь право на совместное владение территорией Курил и Южного Сахалина. Но там не будет Японии, так как она отказалась от всех прав, правооснований и претензий. Напрашивается вывод, что скрывают представители МИД Японии и России, чьи интересы на самом деле они защищают? Какова позиция Президента России?( Б. Ткаченко. Курилы – территория России, 26 марта 2003 г. «СИАА», общественно-политический журнал).

Острова Курильской гряды имеют важное геостратегическое и хозяйственное значение. Прекращение российской юрисдикции над ними закроет глубоководный проход из Охотского моря в Тихий океан для наших средств морского базирования и позволит разместить на них силы передового базирования США, которые возможно покинут военные базы Окинавы. Россия потеряет запасы золота, серебра, цинка, меди, свинца, ванадия не говоря о районе возобновляемых биоресурсов и рыбных запасов. Передача под любым «целесообразным» предлогом российской территории иностранному государству по своей сути является нарушением ст.9 Конституции РФ, в соответствии с которой «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующих территориях». Действия чиновников МИДа и Правительства подпадают под нормы ст.ст. 275 УК РФ «Государственная измена» и 285 УК РФ «Злоупотребление служебным положением».

Но здесь происходит коллизия норм международного права и национального права России. Как известно, подписанная Декларация 1956 г. ратифицирована и имеет статус международного договора. Федеральный закон РФ «О государственной границе Российской Федерации» от 1 апреля 1993 г. содержит ст.2 следующего содержания «Государственной границей Российской Федерации является граница РСФСР, закрепленная действующими международными договорами и законодательными актами бывшего СССР; границы Российской Федерации, не оформленные в международно-правовом отношении, подлежат их договорному закреплению». Таким образом, проблема демаркации российско-японской границы и жестко увязана с заключением мирного договора.

Но если Японии в качестве тактической задачи четко сформулировала получение островов Малой Курильской гряды, а в качестве стратегической – «дожать» Россию (с привлечением экономического, военного и политического потенциала как собственного, так и «заемного» - в первую очередь США), то российская позиция выглядит аморфной.

Просматривается несколько сценариев: 1. «Резиновый», когда вопрос затягивается на неопределенный срок заключение мирного договора из-за отсутствия взаимоприемлемых способов решения вопросов. 2. «Патриотический», на сегодняшний день наиболее привлекательный. Этот сценарий базируется на формуле «мирный договор с Японией путем уступки фактических российских территорий невозможен». Не смотря на противоречие такого сценария п. 4 ст. 15 Конституции РФ о приоритете международного права, на сегодняшний день общественное мнение не готово к решению вопроса. 3. «Компромиссный», при котором проблема завязана на «оптимизации» амбиций японских и российских «патриотов». При этом российская сторона предположительно выполнит обязательства Декларации 1956 г., а японская прекратит нагнетание истерии по поводу Кунашира и Итурупа

По мнению докладчика, есть еще один сценарий выхода из территориального тупика. Назовем его условно «Международный Всеобъемлющий Компромиссный». При этом не будут ущемлены действительно патриотические интересы ни россиян, ни японцев. Будет блокирована ст. 29 Сан-Францисского договора, решится территориальный вопрос к обоюдному удовлетворению. Но для этого требуется действительная воля и желание правительств 48 государств, подписавших Сан-Францисский договор, а также России и Японии к выходу из тупика. Речь идет о создании суверенного государства на островной территории (о. Шикотан, о. Итуруп, о. Кунашир, о. Полонского, о. Зеленый, о. Юрий, о. Танфильева и расположенные рядом мелкие островные образования) на договорной основе. Оно должно быть демилитаризованным и иметь только полицейские силы или силы гражданской обороны в качестве военизированных формирований на случай ликвидации стихийных бедствий и противодействия угрозам терроризма. При этом государства, входящие в Азиатско-Тихоокеанский субрегион обязуются обеспечить равноудаление собственных вооруженных сил от границ этого договорного государства. Создание такого государства не противоречит международным нормам и, по убеждению докладчика, позволит разрубить проблемный узел. Решение не является стандартным, но оно имеет право на существование и проработку в качестве одного из вариантов ослабления напряженности в АТР.

Виктор Митрохин,

Заведующий кафедрой «Публичное право»,

директор Исследовательского центра

региональных правовых проблем и

вопросов национальной безопасности

Южно-Сахалинского института

экономики, права и информатики,

доктор юридических наук

Виктор Митрохин,заведующий кафедрой «Публичное право»,

15 ноября 2004г.
[] []
Вернуться назад

"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
Copyright © 1998-2005 СИАА | Developed by Сопка.NET   
Хостинг RU-CENTER на www.nic.ru