Сегодня: Понедельник, 23 октября 2017г.     
 
Аналитика
Sakhalin Banner Exchange
Sakhalin Banner Exchange
Sakhalin Banner Exchange
 
"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
[] []

Ни пяди земли ни врагу, ни другу!


Так сформулировал кредо целостности государства Российского знаменитый отечественный историк Николай Михайлович Карамзин. И с ним нельзя не согласиться.

В преддверии поездки Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию, думается, есть необходимость вернуться к вопросу, который, несомненно, будет поднят на этой встрече, — к вопросу о Курильских островах.

Обозначим еще раз его экономическую, историческую, правовую и нравственную составляющие.

Экономическая

Курилы прежде всего — рыболовецкая зона. По продуктивности рыбо- и морепродуктов один кубокилометр этой территории: акватория, морские пространства вокруг южных Курил (Итуруп, Кунашир и острова Малой Курильской гряды, к которым относятся Шикотан и группа безымянных островов, называемых в Японии «островами Хабомаи»), на которые, собственно, и претендует Япония, является одним из самых богатых в мире. Это вообще уникальное место, где в силу ряда климатических и водных особенностей (направления течений, к примеру) сформировалась зона с богатейшими запасами рыбо- и морепродуктов — стратегический продовольственный резерв любого государства.

Кроме того, Курилы богаты полезными ископаемыми — и на островах, и в морских пространствах около них. В море есть месторождения нефти, газа, хотя они еще и недостаточно разведаны (я имею в виду будущие стратегические запасы). Плюс уже разведанные, геологически описанные и готовые к разработке, которые оцениваются примерно в 45–50 млрд. долларов. Южные Курилы (прежде всего Итуруп) богаты редкими полезными ископаемыми, в частности, титановыми рудами. Еще там есть сера, углеводородное сырье, золото, серебро, редкоземельные металлы. Наконец горячие источники, что дает возможность говорить о перспективной туристической зоне — ведь это южные широты, хотя и с определенными климатическими особенностями.

Итак, полезные ископаемые, перспективные месторождения нефти и газа, богатейшая рыбопромысловая зона вокруг, уникальная нетронутая природа, горячие источники — экономическая составляющая данного вопроса бесспорна и говорит сама за себя.

К истории вопроса

Японцы все время заявляют, что острова — это исконно японские территории и принадлежали только Японии до 1945 года, а наша страна ими никогда (ранее 1945 года) не обладала. Скажем прямо — это лукавство. Приведу историческую справку.

Официальные отношения с Японией Россия установила в 1855 году, подписав Симодский трактат. Тогда же впервые была обозначена граница между нашими странами: она прошла между островами Уруп и Итуруп — Итуруп и южные острова были признаны японскими, Уруп и все северные острова до Камчатки включительно стали нашими. Таким образом, официально Япония владела южными Курилами до 1945 года всего 90 лет. С 1945 года, вот уже 60 лет, этой территорией абсолютно законно владеем мы. Согласитесь, 90 и 60 лет с точки зрения истории — не такая уж и большая разница! Уже по одной этой причине утверждать, что это «исконные японские территории», просто некорректно.

Если же обратиться к далекому прошлому, то в этом случае японцам еще труднее будет отстаивать свою позицию. Ибо еще в конце XVIII века Россия с точки зрения международного права того времени законно владела всей Курильской грядой. Ведь именно в этот период мы очень активно осваивали Тихий океан. Кстати, тогда же, при Екатерине Великой, к нам была присоединена и Аляска.

Что касается Курильских островов, то они явились частью тех территорий, которые захватила эта широчайшая волна колонизации и исследований, осуществлявшихся Россией. Острова постепенно осваивались; местное (аборигенное) население, не имевшее государства в общепризнанном смысле этого слова, приводилось в подданство, что является неотъемлемым признаком владения территорией; курильские айны (местные племена, близкие к сахалинским нивхам, но вовсе не японцы!) объясачивались, то есть с них бралась дань (ясак). Одним словом, здесь осуществлялась та же практика, что и у европейцев, присоединявших к своим странам острова в Тихом океане, — только мы шли с севера. Так постепенно Курильские острова были присоединены к Российской империи.

Подчеркну еще раз: к концу XVIII века на абсолютно законных с точки зрения международного права основаниях Россия считала все Курильские острова, включая южные, ныне оспариваемые Японией, частью своей территории.

Почему, однако, возникают разговоры об «исторической принадлежности» южных Курил Японии? Действительно, Кунашир и Малая Курильская гряда расположены очень близко от северного побережья Хоккайдо. А потому японцы могли посещать южные острова Курильского архипелага еще с незапамятных времен. Чего, кстати, никто и не оспаривает. Однако о более или менее регулярных контактах, и это следует особо подчеркнуть, можно говорить только со второй половины XVIII века.

Причина — режим изоляции Японии от внешнего мира, установленный военными правителями (сёгунами) страны в 1639 году (и официально отмененный только в 1867–68 годах), который искусственно консервировал Японию в рамках ее средневековых границ, не только не поощряя, но прямо запрещая расширение территории, в том числе и «на север». Северная же граница (точнее, район-граница) Японии в то время (в XVII–первой половине XVIII столетия) проходила на крайнем юге Хоккайдо (район, прилегающий к Сангарскому проливу) — факт, который в Японии всячески замалчивают.

По этой причине японцы опоздали с освоением Хоккайдо, а когда все же постепенно начали осваивать в XVIII веке свои настоящие, а не мнимые «северные территории», с севера на южные Курилы уже пришли русские, опередив их лет на 15–25. За счет нашего гигантского пассионарного броска на Тихий океан мы успели пройти все острова с севера на юг раньше. Первое русское поселение на южных Курилах было основано в 1768 году, а японское — только в 80-х... То есть приоритет в данном вопросе был за нами.

Правовая составляющая

Главный аргумент Японии, почему они, собственно, претендуют на Курилы: Япония не была участником Соглашений союзных держав в период Второй мировой войны. И, прежде всего, Япония не была участницей Ялтинской конференции, которая состоялась в феврале 1945 года. Именно тогда союзниками — СССР, Великобританией и США — был решен вопрос о том, что после победы над Японией СССР передается Курильская гряда и возвращается Южный Сахалин, отторгнутый от России в 1905 году в результате русско-японской войны. Вот на основе ялтинских соглашений, собственно, после 1945 года мы и объявили эти острова находящимися под нашим суверенитетом — мы взяли то, что по международному договору нам было положено!

Рассуждения о том, что Япония не была участницей этих соглашений, по меньшей мере смешны. Япония, естественно, не могла быть участником соглашений стран, которые находились с ней в состоянии войны (США и Великобритания), и государства, которое на тот момент было их союзником (СССР) и, хотя находилось с Японией в состоянии нейтралитета (советско-японский пакт о нейтралитете был заключен в 1941 году), дружественным ей отнюдь не было (известны многочисленные провокации Японии против СССР накануне и в период Второй мировой войны).

В 1951 году Япония подписала известный Сан-Францисский договор, где четко определено: «Япония обязуется признавать все соглашения союзников касательно устройства послевоенного мира, все соглашения союзников периода Второй мировой войны». Таким образом, она обязалась юридически исполнять и ялтинские соглашения, которые невозможно выбросить из этих договоренностей.

Другое дело, что в той же Америке и Англии сейчас пытаются подвергнуть ревизии Ялту, но сказать, что принятые здесь документы не являются юридически действительными, пока никто не осмеливается.

А посему, если ты подписался, что обязуешься признавать эти решения, нравятся они тебе или нет — ты их признаешь все вместе, комплексно, а не выборочно. Следовательно, признает Япония и решения Ялтинской конференции. Это первое.

Второй момент. В том же самом Сан-Францисском договоре записано: «Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова» и южную часть Сахалина с прилегающими островами, «суверенитет над которыми она приобрела по Портсмутскому договору 1905 года». Ну а коль скоро Япония отказалась от всех прав, правооснований и претензий на Курилы, она не имеет никаких юридических оснований выступать и с какими-либо территориальными и любыми другими претензиями на этот счет.

Мы Сан-Францисский договор не подписали, наряду с Китаем и другими странами. По моему мнению, наша страна поступила тогда, в 1951 году, абсолютно правильно, не подписав этот Договор, который с подачи США был составлен без учета наших интересов как государства-победителя. Но это нисколько не умаляет юридических обязательств Японии, которая данный Договор подписала и, следовательно, взяла их на себя.

Однако, на основании того, что Советский Союз Сан-Францисский договор не подписал, и на основании того, что там четко не указано, к кому отходят «спорные» с точки зрения японцев территории, Япония считает возможным претендовать на южные Курилы. С точки зрения нормальной внешнеполитической логики и практики сие является полнейшим абсурдом!

В этой связи я бы охарактеризовал так называемую «проблему северных территорий» как один из величайших мифов XX века. Вопрос настолько высосан из пальца, настолько искусственен и надуман, лишен каких-либо правовых оснований, что остается только удивляться, почему он до сих пор всерьез обсуждается. Одним словом, наша общественность, наши граждане могут быть совершенно спокойны: Курильские острова принадлежат нам абсолютно законно, справедливо, и никаких вопросов, что мы кому-то что-то должны отдать, на повестке дня стоять вообще не должно!

Японцев в какой-то мере понять можно: они несут очень тяжелый синдром поражения в войне. Все поколения японских послевоенных политиков воспитаны на одном постулате: возвращение так называемых «северных территорий». «Северные территории» в нынешнем японском официальном понимании, напомним, — это острова Малой Курильской гряды (Шикотан и группа безымянных островов) и два острова Большой Курильской гряды (Итуруп и Кунашир).

Япония — страна восточная, а там «политические установки» и догмы особенно сильны. Поэтому невозможно представить, чтобы какой-нибудь японский политик вдруг заявил, что я-де признаю наши претензии необоснованными и отказываюсь от островов. Сие означало бы для него неизбежную смерть как политика. А потому японцы никогда на это не пойдут.

Но, как ни странно, жесткая политика Японии, которая требует всего и сразу, нам, общественности и стране как таковой, сейчас очень выгодна. Ибо шаткость нашей власти в данном вопросе очевидна, а поскольку Япония заявляет: «или четыре острова, или ничего», даже наша власть, которая, в принципе, готова уступить Малую Курильскую гряду (скажем об этом честно!), не может отдать сразу четыре острова! Это значит вызвать такой сильный протест населения, который может иметь непредсказуемые последствия. Посему их твердая самурайская позиция, повторюсь, для нас сейчас очень выгодна.

Мы же, со своей стороны, должны помнить старую истину: «правители приходят и уходят, а страна остается», и, значит, остаются ее интересы.

Нравственный аспект

На мой взгляд, правовая и экономическая стороны данного вопроса, при всей их важности, не должны все же быть здесь для нас главными, определяющими, как не должна определять всё в жизни любого уважающего себя государства только одна экономика. А потому вопрос, прежде всего, состоит в морально-нравственном аспекте «Курильской проблемы».

Разбазаривать свои территории — аморально, и трижды аморально отдавать Курилы, с которыми связано очень много важных для нас исторических событий. Нелишне здесь вспомнить принцип императора Николая I: «Где однажды был поднят русский флаг, спускаться он больше не должен!»

Мы уже говорили о том, что южные Курилы, как и весь архипелаг в целом, принадлежат нам на законном основании: мы никому и ничего не должны, и нам некого и нечего стыдиться. В этом смысле особое значение имеет позиция официальной власти, которая должна быть едина с обществом (по крайней мере, уважать мнение большинства) и твердо отстаивать эту нашу «нравственную правоту» перед иностранными государствами — для чего, собственно, и существует власть. Однако, как будет сказано ниже, все обстоит далеко не так.

К сожалению, не имея четкой и твердой позиции, наша власть сейчас очень опасно «играет» с «территориальным вопросом», а зачастую идет на нарушение собственного же законодательства. Напомним: все, что связано с уступкой российской территории, является предметом всенародного референдума, о чем в Кремле сейчас почему-то не вспоминают. Можно спорить, «чисто» или «не чисто» это с правовой точки зрения, но факт остается фактом.

Речь идет о «Декларации о государственном суверенитете РСФСР», принятой в 1991 году, которая, кстати, послужила одной из предпосылок к развалу СССР. Эта Декларация является составной частью нынешней Конституции РФ, и в ней ясно записано, что все вопросы, связанные с изменением территории, должны проходить процедуру всенародного референдума (ст. 8).

Мы же имеем пример недавней передачи Китаю в одностороннем порядке островов около Хабаровска и в Читинской области безо всякого референдума и даже без своевременного информирования общества: нас просто поставили «перед свершившимся фактом».

Власть, безусловно, прекрасно понимает, что эту передачу нашей территории Китаю по закону нужно было бы проводить через референдум. Но так как в Кремле знают, что на референдуме им ничего не светит, ибо ответ будет однозначным и отрицательным: против передачи кому-либо любой территории, то и действуют «келейно», «втихаря».

Параллели с Курильским вопросом здесь, к сожалению, слишком очевидны: если так поступили с островами на Амуре и Аргуни, аналогично могут поступить и с Курилами (под очередным лозунгом «окончательного урегулирования пограничного вопроса»).

Поэтому приходится с прискорбием констатировать, что главная опасность здесь и сейчас исходит даже не от японцев и не от других иностранцев, которые, конечно же, ратовать за наши интересы не будут. Главная опасность в данном вопросе исходит от нашей собственной власти и, прежде всего, власти исполнительной, от ее шаткой, нечеткой и двусмысленной позиции.

К сожалению, подобные замалчивания, фактический запрет на проведение референдумов, откровенно «продавленная» в парламенте ратификация злополучного Соглашения о передаче Китаю нашей территории свидетельствуют о том, что власть все больше и больше замыкается в себе, не хочет отвечать перед обществом, учитывать его мнение, а стремится быть истиной в последней инстанции. Это на сегодня, пожалуй, самый тревожный факт.

В заключение подчеркну еще раз — из всего вышесказанного можно сделать однозначный вывод: с правовой, исторической и морально-нравственной точки зрения мы абсолютно чисты — Россия владеет Курильскими островами на законных основаниях и отдавать их никому не должна.

Алексей Плотников

1 декабря 2005г.
[] []
Вернуться назад

"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
Copyright © 1998-2005 СИАА | Developed by Сопка.NET   
Хостинг RU-CENTER на www.nic.ru   

Asia Banner Network (Русская сеть)