Сегодня: Среда, 23 августа 2017г.     
 
Аналитика
Sakhalin Banner Exchange
Sakhalin Banner Exchange
Sakhalin Banner Exchange
 
"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
[] []

Экономико-правовые аспекты дальнейшего развития отношений между Россией и Японией


Уважаемые участники конференции!

В своем докладе я не буду подробно останавливаться на известных историко-правовых фактах, связанных с изменением статуса и юрисдикции над островами Сахалин, Итуруп, Кунашир, Шикотан, Полонского, Зеленый, Демина, Юрий, Анучина, Танфильева. В апреле 1945 года был принят Устав ООН, который предписывал коллективные меры против любого агрессора (ст. № 107 Устава ООН). Он допускал изъятие территорий государств, воевавших против союзников.

В соответствии со статьей 2 Сан-Францисского мирного договора 1951г. Япония отказалась от всех прав, правооснований и претензий на Южный Сахалин с прилегающими островами и на все Курильские острова, а затем статьей 8 этого же договора признала все заключенные соглашения союзников, воевавших против нее во Второй мировой войне. В случае противоречий между действовавшими договорами и Уставом ООН преимущественную силу имел Устав ООН. Устав был одобрен Японией в 1956 году. Отсюда можно сделать вывод, что притязания Японии на «северные территории» не имеют под собой юридической силы.

На переговорах различного уровня Российская сторона руководствуется своей принципиальной позицией, состоящей в том, что решение вопросов пограничного размежевания с Японией должно быть взаимоприемлемым, не наносить ущерба суверенитету и территориальной целостности России, пользоваться пониманием и поддержкой общественности обеих стран и быть одобренным законодательными органами России и Японии. При этом российская сторона выразила мнение о том, что речь должна идти не просто о мирном договоре, а о более широком, отвечающем современным реалиям документе – Договоре о мире, дружбе и сотрудничестве.

Российская сторона предлагала обозначить в Договоре о мире, дружбе и сотрудничестве принципиальную направленность дальнейшей совместной работы по выходу на решение проблемы пограничного размежевания (значительная активизация экономических контактов в районе Южных Курил, дальнейшее всестороннее сближение двух стран путем народной дипломатии), а непосредственно саму линию границы между Россией и Японией зафиксировать в отдельном документе в будущем, когда будет выработана устраивающая обе стороны формула урегулирования территориальных трений.

Проблема может быть благополучно разрешена в будущем с учетом того, что при всей заинтересованности России в окончательном урегулировании взаимоотношений с Японией и подписании мирного договора недопустимо, чтобы страна, являющаяся продолжателем государства победителя в мировой войне при заключении мирного договора с побежденной понесла территориальные потери.

С учетом тенденции к формированию многополярного мира Россия подходит к Японии как к крупной самостоятельной экономической державе с растущим потенциалом политического влияния в международных делах. Подъем российско-японских отношений на более высокий уровень будет способствовать решению важной для национальных интересов России задачи вхождения в качестве полноправного партнера в мировое сообщество, его глобальные («восьмерка», МВФ, ВТО) и региональные, азиатско-тихоокеанские (АТЭС и др.) институты взаимодействия и сотрудничества, а для Японии – в Совет Безопасности ООН и изменением ее международного статуса.

Улучшение межгосударственных взаимоотношений будет способствовать эффективному включению российско-японского экономического потенциала. Дальневосточные Субъекты Российской Федерации расширят свои возможности во взаимовыгодном сотрудничестве в АТР. Расширится возможность использования опыта Японии для продвижения экономических реформ России. Обеспечение глобальной безопасности в АТР получит новый импульс. Активизируется взаимодействие правоохранительных органов наших стран по контролю в сфере рыболовства. Динамично продвигается сотрудничество в сфере обеспечения безопасности. Расширяются контакты между оборонными ведомствами двух стран. Возрастают возможности более широкого привлечения японского капитала с обеспечением адекватной отдачи от инвестирования.

Именно по этому экономическое сотрудничество России и Японии является одним из наиболее важных аспектов выгодных взаимоотношений двух стран. История развития экономических отношений стран развивалась параллельно подъему российско-японских отношений на более высокий уровень. Важным программным документом стал «Совместный план действий», который нацеливает правительства двух стран на дальнейшее укрепление российско-японского взаимодействия в борьбе с международным терроризмом и совместный поиск ответов на другие глобальные вызовы, реформу ООН, стабилизацию общей ситуации в АТР и т.д. Развитие экономических отношений является стержнем этого документа.

По словам Чрезвычайного и полномочного посла Японии в России Ясуо Сайто, сотрудничество в энергетике, прежде всего в нефтегазовой сфере, стратегически важно как для Японии, так и для России. В ходе визита президента Путина в Японию в ноябре прошлого года на основе такой позиции был подписан документ под названием «Основные направления долгосрочного сотрудничества в области энергетики». Опираясь на этот документ, правительства двух стран предполагают активно развивать сотрудничество по разведке и разработке нефти, природного газа, угля и других энергоресурсов российского Дальнего Востока и Сибири, а также взаимодействие в целях повышения энергоэффективности, экономии энергии, освоения новых источников энергии.

Что касается партнерства между Японией и Россией в реализации проекта строительства нефтепроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан», то на данном этапе стороны продолжают конкретные консультации. Этот крупномасштабный проект не только будет отвечать интересам двух стран, но и внесет вклад в энергетическую безопасность стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Перспективным является сотрудничество в области высоких технологий, развития транспортной инфраструктуры. Правительством России принято принципиальное решение о строительстве нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан». Известна заинтересованность японской стороны в строительстве нефтепровода на побережье Тихого океана и разработке сибирских месторождений. Тем не менее, обе стороны отдают себе отчет в том, что достигнутый уровень торгово-экономического взаимодействия не соответствует ни тем возможностям, которыми располагают Россия и Япония, ни масштабу задач, стоящих перед двумя странами. Необходимо проделать большую работу для более полной реализации имеющегося потенциала.

Среди существующих проблем в российско-японских деловых отношениях можно выделить несколько базовых направлений.

1. Совершенствование нормативно-правовой системы обеспечения формирования и развития экономических отношений.

2. Возможная унификация толкования правовой базы партнерских отношений.

3. Повышение прозрачности налоговой политики при ужесточении ответственности за уклонение от налогообложения.

4. Оптимизация визовых процедур и переход на безвизовые контакты предпринимателей, представителей администрации, депутатов, ученых и специалистов при обязательном соблюдении визового паритета (1:1).

5. Оптимизация процедуры разрешительной системы и таможенной обработки.

6. Реализация нормативно-правового обеспечения порядка и сроков реализации налоговой политики предприятий с участием японского или российского капитала в соответствующей стране.

7. Переход на унифицированную бухгалтерскую форму финансовой отчетности, формирование и реализация единой системы аудита.

8. Совершенствование транспортной инфраструктуры при приоритете совместных предприятий.

9. Развитие системы телекоммуникаций и связи с учетом возможностей бизнеса российской и японской стороны в рамках административных и налоговых льгот.

10. Формирование равноправного правового обеспечения развития промышленной инфраструктуры при обеспечении национального экономического протекционизма.

11. Усиление правовых и экономических мер борьбы с теневой экономикой и контрабандой биоресурсов.

12. Создание совместной негосударственной научной информационно-аналитической структуры по информированию бизнес-партнеров при реализации инвестиционных программ.

Практика российско-японских экономических отношений на примере Сахалинской области свидетельствует о том, что японские предприниматели вывели внешнеторговый оборот на первое место в регионе, но он продолжает сохранять сырьевую (углеводороды) направленность. Поэтому важнейшим направлением развития совместных проектов является формирование современной совместной перерабатывающей инфраструктуры.

В Японию направляется подавляющая часть добытой аквакультуры, причем не только по легальным каналам. Однако действенной борьбы с контрабандой японскими правоохранительными органами не ведется и вестись реально не будет, хотя заверения имеются.

Япония также является основным покупателем лесоматериала, но предпочитает более дешевый, необработанный лес вместо развития совместной лесообработки и изготовления конечного продукта.

Бесспорно, участие Японии в нефтегазовых проектах в качестве инвестора имеет положительный резонанс и «территориальные проблемы» не являются препятствием для реализации экономических интересов. Спекуляция на «островной проблеме» чревата возможной переориентацией инвестиционных программ на других инвесторов, тем более, что это не только страны АТР.

На сегодняшний день список японских предприятий, желающих участвовать в проектах в основном ограничиваются хоккайдскими компаниями. А что, разве других желающих нет?

Серьезной проблемой остается дисбаланс внешнеэкономического партнерства – в основном углеводородное сырье, биоресурсы да сырая древесина. Проблемы совместного морского промысла, воспроизводства биоресурсов, организаций совместных добывающих и обрабатывающих предприятий на островах Курильской гряды могут быть решены созданием особой экономической зоны. Однако в этом случае необходимо однозначно и четко ограничить срок пребывания граждан сопредельного государства на территории российской юрисдикции.

Еще одной сферой взаимных интересов может стать не только «ностальгический туризм», который целенаправленно культивируется японской стороной, но высокорентабельный экстремальный и рекреационный туризм.

Необходимо программу безвизовых обменов направить в русло нормальных международных отношений. Противоречит нормам международного права ситуация, когда жители одной области подпадают под дискриминационный порядок не только по порядку осуществления обмена, но и по количеству групп. Существенно торпедирует поступательное развитие взаимоотношений продолжающаяся картографическая экспансия и использование безвизовых обменов для пропагандистской деятельности с использованием информации сомнительного качества.

Как известно, Правительство России существенным образом пересмотрело программу развития Курильских островов с учетом их особого геостратегического потенциала. Ставить вопрос о заключении именно формального мирного договора нет необходимости, так как юридически Декларация 1956 г. содержит его условия, а вот серьезная проработка и заключение двустороннего договора о дружбе и сотрудничестве действительно вывело бы экономико-правовые отношения между нашими странами на более высокий и взаимовыгодный уровень.

Виктор Митрохин, доктор юридических наук, академик Российской академии юридических наук, директор Научно-исследовательского центра региональных правовых проблем и вопросов национальной безопасности Южно-сахалинского института экономики, права и информатики

Виктор Митрохин,

29 сентября 2006г.
[] []
Вернуться назад

"СИАА"
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ
ЖУРНАЛ
Copyright © 1998-2005 СИАА | Developed by Сопка.NET   
Хостинг RU-CENTER на www.nic.ru   

Asia Banner Network (Русская сеть)